rus / ita / en

Почему никто не верит в честность модельного бизнеса в России?

6 / 2018     RU
Почему никто не верит в честность модельного бизнеса в России?
Кирилл Бондаренко генеральный продюсер международного телеканала World Fashion Channel
Международный телеканал World Fashion Channel запустил в России проект New Model Show, главная идея которого заключается в том, чтобы разрушить сложившийся в мировой фешен-индустрии стереотип «русский – значит непрофессионал».

LT: Кирилл, чем реалити-шоу New Model Show отличается от шоу «Топ-модель по-русски» и других аналогичных проектов?

КИРИЛЛ БОНДАРЕНКО: Я 20 лет работаю в фешен-индустрии. Начинал как модель, потом был актёром, ведущим на телеканале «Муз-ТВ», директором школы моделей, имел собственное модельное агентство — словом, профессию полностью знаю изнутри. Поэтому у меня и моих коллег родилась идея убить старые форматы, которые я считаю долгими, скучными, ненастоящими. Молодёжь уже не верит в честность всех этих «Топ-модель по-русски» и «Мисс Россия», когда целый год происходит непонятно что и в конце какая-то девушка получает корону. Никакого отношения к профессиональной модельной индустрии подобные проекты не имеют. Вместе с тем Россия, наряду с Украиной и Бразилией, сегодня является одним из ключевых рынков для нахождения новых лиц. Поэтому, заступив на должность генерального продюсера World Fashion Channel, я решил, что мы должны сделать новый проект для молодёжи, причём сразу придать ему международный масштаб. Мы заключили контракты с европейскими модельными агентствами: Urban (Италия) и City Models (Париж) — и назначили кастинги в десяти крупнейших городах России. В каждом городе мы выбираем пятерых лучших участниц, которые отправляются в Москву и в течение недели живут в небоскрёбе, где находится штаб-квартира World Fashion Channel. Всю неделю мы проводим фотосессии, мастер-классы, ивенты, а потом высылаем результат работы моделей нашим европейским партнёрам. Как показала практика, международные агентства реагируют хорошо — в данный момент подключилось модельное агентство MP (Милан), также подтвердили своё участие итальянские бренды Iceberg и Blumarine. И это значит, что по итогам проекта одна или несколько участниц поедут на показ в рамках Миланской недели моды. Таким образом мы выступаем некой экспресс-платформой для российских моделей, которые сразу получают выход из регионов в Москву, а затем — в Европу и в Азию.

А разве многочисленные модельные агентства не справляются с этой задачей?

Я не верю в эти агентства, не верю в российскую модельную индустрию, потому что даже в Москве она организована плохо — в России нет профессии «модель». В 2010 году я создал и возглавлял профсоюз моды, искусства и рекламы, сражался за права моделей, но потом понял, что в России это никому не нужно (в отличие от Милана или Парижа, где модельный бизнес полностью регламентирован как с профессиональной, так и с законодательной точки зрения). Что касается региональных модельных агентств, то в 2012–2013 годах, когда у меня было своё модельное агентство в Москве, мы активно искали новые лица в России и действительно пытались помочь девушкам достичь определённых высот в профессии. Но довольно скоро я услышал от директора одного регионального агентства фразу, которая очень хорошо раскрывает суть российской модельной индустрии: «Кирилл, у тебя замечательные возможности, и если мы дадим тебе нашу девочку, она, наверное, станет звездой. Но пойми: Петя Листерман даёт нам за неё пять тысяч долларов…» (Пётр Листерман — известный организатор знакомств состоятельных клиентов с молодыми девушками — здесь и далее прим. ред.). Мы же создали абсолютно прозрачный проект, никак не связанный с модельными агентствами в регионах. Поэтому признанные профессионалы международного модельного рынка очень положительно на него реагируют. Недавно, например, у нас были съёмки для Elle Girl и Marie Claire, Esquire, а одна из участниц из Нижнего Новгорода уже слетала с нами в Монако на съемку рекламной кампании для российского бренда Lora Grig — все это довольно неплохо за такие сжатые сроки в рамках проекта New Model Show. Мы планируем, что он станет ежегодным и совсем скоро мы увидим наших участниц на подиумах мировых столиц моды. Наблюдайте за развитием событий на нашем канале и во всех социальных сетях. Больше всего эксклюзивных материалов, раскрывающих профессиональные тайны модельного бизнеса, вы найдете у нашего главного информационного партнёра — «ВКонтакте».

Как измеряется степень профессионализма в вашей сфере, учитывая, что чуть ли не каждая вторая девушка, представляясь, говорит, что она модель.

Если коротко, профессиональная модель — это модель, которая своей деятельностью зарабатывает себе на жизнь: целыми днями ходит на кастинги, участвует в показах и съёмках, производстве рекламы и так далее. У профессиональной модели должен быть бук (портфолио), композитка (визитная карточка), снэпы (фотографии без фотошопа и макияжа), материнское модельное агентство и так далее. Профессиональная модель должна знать иностранный язык, уметь работать за границей. Это не имеет никакого отношения к моделям, которые каждый день ходят по ресторанам и ночным клубам в поисках партнёров и спонсоров, или к экспо-моделям, днём и ночью работающим на всяких выставках. Спроси такую девушку, чем она занимается, и услышишь в ответ, что она студентка, подрабатывает в баре и ещё немножко дизайнер и модель. В общем, модельный бизнес в России — это такой любительский уровень со смешными бюджетами. Даже в Москве как десять лет назад платили 100 долларов за показ, так сегодня и платят.

А как оценивается «русская красота» в мире?

Безусловно, это бренд. Русскоговорящие девушки из России и Украины в Европе делят первое-второе места. У нас многонациональная страна: в Казани, Калмыкии, Новосибирске — совершенно разные типы лиц. Такое смешение народностей даёт свои уникальные фишки. Другое дело, что наши модели зачастую сами портят себе репутацию. Многие девушки, впервые вырвавшись за границу и оставшись без родительского надзора, попадают в водоворот ночных вечеринок — клубы, рестораны. А на следующий день — на кастинг с красными глазами и больной головой. В некоторых зарубежных агентствах есть даже расхожее выражение: «Забирайте свою party animal» Так они называют не профессиональных моделей, а таких вот тусовщиц. Поэтому приходится проводить с девушками беседы, доносить до них, что для модели очень важны твёрдый характер, ответственность, умение быть благодарной.

Сейчас очень многие новосибирские модели едут работать в Юго-Восточную Азию. Как развитие азиатского рынка изменило мировую модную индустрию в целом?

Я работал в Пекине в 2006 году, когда для китайского рынка модели-иностранцы были редкостью. Более того, отношение к моделям из России у клиентов было очень негативное. Почти все русские парни и девушки, приезжавшие учиться в Китай, называли себя моделями, поэтому сложился стереотип «русский — значит, непрофессионал». Прошло чуть более 10 лет, и с тех пор китайский рынок невероятно изменился — я считаю его примером того, как можно было бы грамотно организовать модную индустрию в России. Китайцы сказали: нас не интересуют иностранные модели для внутреннего рынка — у нас есть свои бренды, и мы хотим, чтобы их представляли китайцы и китаянки. Они действительно начали раскручивать собственные бренды, открыли свои модельные агентства и сделали свои конкурсы красоты, которые — в отличие от наших — невозможно купить. Спустя некоторое время мировые бренды типа Dior или Chanel поняли, что они просто не могут зайти со своими международными рекламными кампаниями в Китай. Даже самые известные западные модели там никому не нужны. Мировые лидеры моды вынужденно стали снимать кампейны для азиатского рынка, на котором профессионалы получают очень серьезные деньги: звёзды зарабатывают более миллиона долларов в год, а модели масс-маркета — от двух до десяти тысяч долларов в месяц.

Мы привыкли, что модели воплощают образы, востребованные обществом в настоящий момент. Какой женский образ транслируется в мировой модной индустрии сегодня?

Поскольку современные модели вынуждены продавать себя сами и каждый день выкладывать в сеть десятки фотографий с подробностями из своей жизни, то можно сказать, что «жизнь наизнанку» стала определённым трендом. Во всяком случае, все, кто хочет добиться успеха, так или иначе вынуждены превращать свою жизнь в реалити-шоу — мы с вами наблюдаем развитие этого тренда в соцсетях. А ещё в Европе и США есть одна тенденция, которая мне не очень нравится,– продвижение образа суперделовой, суперсамостоятельной, суперразносторонней женщины, которая всё время пытается прыгнуть выше головы.

А что в этом плохого?

Я считаю, что для девушки семья, домашний очаг, дети намного круче и важнее, чем статус прогрессивной успешной карьеристки и бизнесвумен. Уметь совмещать дом и работу, конечно, здорово. Кстати, поэтому Меланья Трамп сейчас такая любимица Америки: у неё есть дети, муж, успешный бизнес, да ещё и высокий политический статус. У домохозяек США всё это вызывает невероятный восторг. Ведь при всех карьерных достижениях именно наличие крепкой семьи делает эту женщину настоящим олицетворением мечты.