rus / ita / en

Музыка требует постоянного поиска

6 / 2018     RU
Музыка требует постоянного поиска
Валерий Карчагин народный артист России, художественный руководитель квартета Filarmonica, главный концертмейстер Новосибирского академического симфонического оркестра
Об источниках постоянного вдохновения и о том, что музыки в жизни не бывает слишком много.

LT: Валерий Юрьевич, вы умудряетесь совмещать три должности одновременно: главного концертмейстера симфонического оркестра, руководителя квартета, а также занимаетесь преподавательской деятельностью. Как получается все успевать?

ВАЛЕРИЙ КАРЧАГИН: Вы знаете, не могу раскрыть никакой тайны – просто потому, что ее нет. Да, загрузка огромная, настолько невероятная, что со стороны может показаться немного жутковатой. Но тем не менее со временем я постепенно втянулся, и подобный ритм жизни стал для меня нормой.
Спасает постоянное разнообразие, потому что в каждой ситуации необходимо использовать отдельные профессиональные задачи: в оркестре одни, в квартете другие, третьи в сольных концертах – за что ни возьмешься – ничего не повторяется.

Что для вас все-таки важнее, игра в оркестре или Filarmonica–квартет? Ведь это все-таки ваше детище, у истоков которого вы стояли.

Абсолютно верно. Квартет – это то место, где можно исполнять свои желания практически как в сказке – по щучьему велению, по моему хотению. Так вот, по моему хотению и по нашему обоюдному согласию с коллегами, мы можем по-настоящему творить, исполнять сочинения так, как мы их видим и слышим. Добавим сюда также прелести совместных репетиций, а их довольно много – это и близкое живое общение, творческие споры и разногласия, результатом которых становится что-то поистине интересное.
Разумеется, в оркестре также крайне интересно работать. В первую очередь это связано с большим количеством музыкантов!
Дирижеры – это вообще совершенно отдельная тема. Они у нас время от времени меняются, и каждый придает процессу игры какие-то новые краски и ставит абсолютно разные задачи.
И если в квартете есть возможность широко представить спектр каких-то собственных идей и представлений, то в оркестре в основном все сводится к выполнению определенной сверхзадачи. Здесь ты служишь неким проводником тех мыслей, которые старается передать дирижер. Ты должен найти какие-то профессиональные способы для того, чтобы в итоге получились те необходимые характеры, которые он планирует донести через оркестр. 

То есть оркестром вы тоже так или иначе руководите.

Да, у меня есть больше возможностей участвовать в процессе, чем у остальных музыкантов оркестра, но и ответственность также выше.

Работа с каким из двух коллективов отнимает больше времени?

В квартете у нас есть обязательство перед слушателями в виде абонементной программы, которая состоит из 12 концертов – половина в Новосибирске, другая в Академгородке. Также сюда добавляются выступления, связанные с поэзией и другими интересными проектами в России и за рубежом.

Когда рядом с тобой соратники, которые тебя хорошо понимают, поддерживают эмоционально и, самое главное, делают это искренне, – и возникает интересный художественный результат

Но самая большая нагрузка ложится, конечно же, на симфонический оркестр. Это огромная ответственность, т. к. он является визитной карточкой не только нашего города, но и всей страны.

Но ведь Filarmonica тоже не отстает, ваш коллектив даже признавался одним из десяти лучших квартетов мира.

Да, было! На радио «Немецкая волна», где мы выступали в программе, посвящённой квартету, вместе с одним из мировых знатоков квартетного искусства, который с большим любопытством отслеживает тенденции в классической музыке. Разумеется, было очень приятно, когда он удостоил нас такого звания. 

В чем заключается особенность управления именно квартетом? Казалось бы, музыкантов не так много, но должны быть какие-то свои нюансы.  

Когда четыре музыканта садятся друг напротив друга, они способны создать удивительно огромный мир. Каждый человек интересен, особенно если это музыкант, тем более настоящий профессионал, который хочет что-то сказать с помощью искусства.
Работа в квартете – это огромный пласт взаимообщения, совместной работы друг с другом. Я в этой ситуации выступаю как лидер, но всегда стараюсь находить баланс. Потому что если человек будет делать что-то из-под палки, то вряд ли из этого выйдет нечто по-настоящему хорошее.
Это намного более тонкая работа, нежели в оркестре. Здесь очень узкий круг людей – практически вторая семья. Когда рядом с тобой соратники, которые тебя хорошо понимают, поддерживают эмоционально и, самое главное, делают это искренне, – и возникает интересный художественный результат.

Вашему квартету уже почти 30 лет. Наверняка его коллектив периодически изменяется, по каким причинам это чаще всего происходит?

Не постоянно, но меняется. Что, конечно, приносит очень много проблем и сложностей. Уходит один музыкант, и коллектив становится уже другим.
Ситуация у коллеги может сложиться таким образом, что ему необходимо уехать. Может поступить более интересное предложение или произойти другая ситуация с его личным творчеством.
Случается так, что просто накапливается усталость, и музыкант не чувствует в себе сил постоянно репетировать и находить какой-то внутренний творческий энтузиазм. Можно долго перечислять причины, они могут быть абсолютно разными.

Можно сказать, что в квартете у вас больше жанровой свободы, и вы можете позволить иногда отходить от классической музыки? 

Конечно. Квартетный состав позволяет играть во многих жанрах. Основная идея заключается не просто в том, чтобы сменить жанр, а сыграть этим составом по-настоящему классную музыку. Не только классику, но и джаз, рок или поп-музыку. Это действительно очень интересная сторона работы.

Вы родились в музыкальной семье, и ваши жена и сын также выступают в филармонии. Как можно не сойти с ума от такого количества музыки в вашей жизни?

Ужаснитесь, еще и все – скрипачи! Но это, конечно, шутка. В нашей семье происходит некое счастливое дополнение друг друга, потому что каждый из нас – большой музыкальный профессионал. И я с огромным удовольствием играю вместе с сыном и супругой. Причем суть не просто в семейных отношениях, здесь кроется настоящий профессиональный интерес.
Такое часто случается в нашем мире: Ойстрахи, Коганы – очень много фамилий, которые целыми семьями играли на скрипке, так что в этом плане у нас есть очень хорошие примеры для подражания.

Музыка для вас никогда не превращалась в рутину? Может, были моменты, когда вы реально от нее уставали?

Усталость… Она была, есть и будет. После каждого выступления, от того, что было проделано много работы, чтобы выйти и концерт сыграть. Мною движет природное любопытство и желание найти что-то новое в давно сказанном старом. Казалось бы, что уже давно все придумано, написано, сыграно, и придумать-то уже нечего. Но для меня музыка – это мир постоянного поиска. Например, если вы поете какую-то песню, то делаете это по-своему, вам никогда не удастся абсолютно точно повторить ее оригинальное исполнение, и с классической музыкой дело обстоит точно также.
Я бы сравнил ее с некой капризной девушкой, потому что она может появиться, а может быть, и нет… Ты каждый раз должен эту музыку сочинить! И твое в ней участие сродни творчеству композитора.