rus / ita / en

В поисках мира

5 / 2018     RU / ITA
В поисках мира
епископ Иосиф Верт глава Преображенской епархии Римско-католической церкви
«Мудрость веры питает этот взгляд, способный заметить, что все мы являемся частью единой семьи», — отметил Папа Франциск в своём Послании на Всемирный день мира 1 января 2018 года. Но как сохранить эту огромную семью, когда она разрываема войнами?

   Для Данте… красота зависела от способности смотрящего различить в овале человеческого лица лишь семь букв, составляющих слова Homo Dei – Человек Божий.

                 Иосиф Бродский. Altra ego

LT: В феврале 2018 года премьер-министр Венгрии Виктор Орбан назвал христианство «последней надеждой Европы». Это действительно так?

ИОСИФ ВЕРТ: В своём Послании на Всемирный день мира Папа Франциск напомнил о людях, которые бегут от ужасной участи, нередко погибая в водах Средиземного моря, и о необходимости принимать их. Помощь нуждающимся всегда требует от нас конкретных действий, взаимной поддержки, доброжелательности, бдительности, заботы и ответственного управления новыми и сложными ситуациями. Так что христианство — это не просто «последняя надежда» старой матушки-Европы, а сила гораздо большая, способная сохранить целый мир.

Но обладает ли христианство той ценностью, которую можно противопоставить новым ценностям и идеалам, приходящим в мир по мере развития цивилизации?

В III веке нашей эры, во времена гонений на христиан, римский префект призвал к себе архидиакона Римской церкви Лаврентия и потребовал отдать государству церковные сокровища, о которых среди язычников ходила преувеличенная молва. Лаврентий попросил дать ему три дня, чтобы привести дела в порядок, и на третий день привёл во двор префектуры всех нищих, получавших от церкви пособие. «Посмотри на сокровище нашей церкви; весь двор твой полон золотых сосудов», — сказал он префекту. Это значило, что самой главной, непреходящей ценностью христианства всегда был и по сей день является человек. Что же касается новых ценностей, которые сегодня якобы бросают вызов христианству, то здесь я могу привести другой пример. В конце V века нашей эры в Гиппоне (городе на севере Африки) умирал великий христианский богослов и философ Блаженный Августин, епископ Гиппонский. В ту пору город был осаждён варварами — можно сказать, что один из оплотов христианской Европы в Средиземноморье рушился на глазах святого Августина. Волна гуннов в самом деле смела часть той старой Европы, но со временем завоеватели сами приняли христианство, и европейская цивилизация вновь расцвела, являясь живым свидетельством того, что в трёх хорошо известных нам словах — вера, надежда, любовь — заключена величайшая, неисчерпаемая сила.

А есть ли у христианства слабые стороны?

Нет. Потому что христианство олицетворяет Бога, который пришёл к нам в лице Иисуса Христа. А вот у церкви на земле слабых сторон множество, ведь сам институт церкви — католической, протестантской, православной и других — состоит из людей, и чтобы победить свои слабости, людям нужно каждый день работать над собой: через молитву, милостыню и покаяние стремиться к совершенству. Махатма Ганди был очень хорошо знаком с христианством и высоко ценил личность Иисуса Христа. Однажды он сказал, что если бы все христиане жили так, как учил Христос, то он, Ганди, тоже стал бы христианином

Учитывая это, обладает ли Церковь реальной силой для того, чтобы объединить и направить в определённое русло то весьма разрозненное общество, в котором мы живём?

Безусловно, Церковь обладает достаточным моральным и духовным авторитетом, выраженным, например, в образе Папы Римского. По словам бывшего протестантского пастора Ульфа Экмана и его супруги Биргитты, которые 20 лет шли к тому, чтобы перейти в лоно католической церкви, именно личности, возглавлявшие институт папства, впервые заставили отойти от критики католической церкви, а потом и самим стать её частью. Одним из самых больших сожалений в своей жизни Экман считает то, что жил во времена Иоанна Павла II, но ничего не сделал, чтобы принять хоть что-то из того, что Папа Иоанн Павел говорил миру. Кстати, ведь именно Иоанн Павел II был одним из тех людей, кто сыграл главную роль в остановке авторитарных режимов в Восточной Европе. Я очень хорошо помню, как в 1979 году, через год после своего избрания, он посетил Польшу, в которой уже было введено военное положение, и, возможно, именно это помогло спасти тысячи жизней. Другой пример — Папа Иоанн XXIII, который возглавлял Римскую церковь с 1959 по 1963 год. Именно в то время случился Карибский кризис. В одну из октябрьских ночей 1962 года Папу разбудили, потому что в любой момент могла вспыхнуть искра, которая сожгла бы полмира в огне атомной войны. Этой же ночью Папа Иоанн позвонил Кеннеди, а потом ему каким-то чудом удалось связаться с Хрущёвым. Сегодня это трудно представить себе, ведь у западного мира практически не было каналов связи с Москвой. Впрочем, зять Хрущёва, редактор газеты «Известия» Алексей Аджубей, незадолго до этих событий был в Риме и встречался с Папой — возможно, именно это помогло навести быстрые контакты и помочь спасти мир от третьей мировой войны. Я назвал двух духовных лидеров — Кароля Юзефа Войтылу (Иоанна Павла II) и Анджело Ронкалли (Иоанна XXIII), которые совершали свои великие дела именно потому, что за ними стоял духовный авторитет Церкви. Вот уже две тысячи лет Церковь проповедует Евангелие — благую весть о любви Бога к людям и о его Царстве на Земле. Это Царство мы строим уже много веков и будем строить дальше.

Проблема в том, что и Церковь, и само христианство подвергаются регулярным информационным атакам — святые образы очерняются, и у обывателя становится всё меньше нравственных ориентиров, которым можно следовать.

Находить ориентиры сегодня непросто. Я вновь возвращаюсь к примеру Ульфа Экмана. В своё время он дал импульс для подготовки тысяч и тысяч миссионеров, которые проповедовали Благую весть в США, Индии, Юго-Восточной Азии и в СССР, перешагнув «железный занавес» в 1991 году. Много позже этот пастор и сам не мог понять, почему он, образованный человек, имевший не одно высшее образование, много лет верил слухам о Римско-католической церкви, как и многие протестанты, сравнивая её с блудницей из Откровения святого Иоанна Богослова. Только когда он начал интересоваться и узнавать, чем является Церковь на самом деле, он увидел истину. Поэтому сегодня любой человек, который считает себя интеллектуально честным и независимым в суждениях, должен каждый день всеми силами стремиться к поиску правдивых и достоверных знаний.

Тем не менее в мире идёт информационная война, которую, наверное, в метафизическом смысле можно назвать духовной войной за душу человека. Какие тактические и стратегические шаги следует предпринять представителям разных ветвей христианства, чтобы победить в этой битве?

Церковь — она не из мира сего. Ей не надо иметь ни танков, ни дивизий, которые защищали бы её. Что же касается конкретных шагов, то, на мой взгляд, это должен быть поиск точек соприкосновения между разными конфессиями. Одной из таких ярких символических точек два года назад стала встреча Папы Римского и Патриарха Московского и всея Руси на Кубе, в Гаване. Хотя эта встреча готовилась задолго до того, как состоялась. Ещё в 1964 году в конце Второго Ватиканского собора на Святой земле встретились Папа Павел VI и Патриарх Константинопольский Афинагор. Это была действительно великая историческая встреча, так как впервые после Великого раскола встретились Папа Римский и Вселенский Патриарх.

Ну а какое практическое значение имеют такие встречи?

Это сложно объяснить, ведь встречаются не политики или бизнесмены, которые подписывают какие-то документы, после чего в мире или в делах устанавливается новый порядок. Для католиков и православных такие встречи имеют огромное духовное значение — подобно встречам двух братьев, которые увиделись и обнялись после долгой разлуки. И самое ценное, что сегодня это происходит в самых разных местах. Не так давно я был в Тюмени на 25‑летии возрождения католического прихода святого праведного Иосифа. На празднике присутствовал раввин, несколько проповедников протестантской церкви, два представителя ислама. Признаться, мы были поражены, когда один из приглашённых имамов, выступая с речью, открыл Коран и зачитал нам отрывок о том, как христиане пришли к пророку Магомеду. Так же проникновенно о христианстве и о необходимости объединять усилия во имя Бога говорил и раввин, и у многих присутствующих на глазах были слёзы. Это чудо, которое тем не менее является вполне осязаемым движением навстречу друг другу во имя мира и согласия на земле.

Есть ли трудности во взаимодействии католической и православной церквей?

Десять лет назад у нас в гостях был известный кардинал Роже Эчегерай — один из самых ярких представителей Римской церкви за последние четверть века. Журналисты спросили его, о том, как развиваются отношения между двумя конфессиями: стали они лучше или хуже. Кардинал Эчегерай ответил, что наши отношения никогда не были плохими, пояснив, что у католиков и православных — одни корни, одни ценности, один Христос. У нас общее Предание. И в этом смысле мы ближе друг к другу, чем какие-либо другие объединения и партии, — мы как братья и сёстры, имеющие единого отца. Тогда я вспомнил о своей семье, в которой было 11 детей. Мы ссорились и дрались по многу раз на дню, но всегда знали, что к приходу отца с работы нам нужно помириться, иначе нас ждал строгий разговор.

Так почему же представители обеих церквей так мало работают вместе?

На самом деле совместных проектов много — просто о них мало известно. Мы ведём совместную благотворительную деятельность, причём не только на уровне высшего духовенства. В 90‑е годы у нас появилась прихожанка, которая вела активную просветительскую деятельность, объясняя людям, почему не нужно делать аборты. У неё было несколько православных подруг, помогавших ей, и всем вместе им удалось заручиться поддержкой епископа. Католики и православные всегда боролись за ценность человеческой жизни с момента её зачатия. Есть сотрудничество в области культуры. Десять лет назад меня поразила выставка рождественских вертепов из Италии в храме Христа Спасителя в Москве. Весь нижний этаж храма по периметру был заполнен чудесными произведениями, созданными итальянскими ремесленниками-скульпторами.
Буквально год назад в Третьяковской галерее закончилась крупная выставка работ из собраний Музея Ватикана. Ну и все мы знаем о том, каким важным событием для всех верующих оказалась возможность приложиться к мощам Николая Чудотворца, привезённых из Бари в Россию, — несколько миллионов паломников посетили храм Христа Спасителя, чтобы увидеть святую реликвию.

Владыка Иосиф, наша беседа происходит на фоне очень тревожной международной обстановки: у многих людей сегодня нет уверенности в завтрашнем дне. Скажите нам напоследок несколько слов надежды.

Я вновь обращусь к Посланию Папы Франциска на Всемирный день мира, в котором говорится, что нам предстоит сделать очень многое, чтобы наши братья и сёстры могли жить в мире и безопасности. Но милосердие, терпение, способность принимать и защищать друг друга всегда ведут к согласию. И мы, представители Церкви, сегодня прикладываем все силы, чтобы работаем над тем, чтобы достичь согласия и сохранить мир.