rus / ita / en

Русские и итальянцы очень похожи

5 / 2018     RU
Русские и итальянцы очень похожи
Альберто Ди Мауро исполнительный директор фестиваля итальянского кино N.I.C.E. Альберто Ди Мауро
Исполнительный директор фестиваля итальянского кино N.I.C.E. Альберто Ди Мауро провел мастер-класс для любителей фотографии, представил публике свою новую книгу, а также рассказал журналу LEADERS TODAY о том, чем похожи русские и итальянцы.

Альберто, помимо самого фестиваля вы также провели мастер-класс и показали зрителям свои фотографии, чем они особенны для вас?

Я не профессиональный фотограф, но фотографией занимаюсь уже достаточно давно. Вначале это было чем-то вроде хобби, но затем стали появляться выставки, а также полгода назад была опубликована моя первая книга, которая называется «Странствуя сквозь фотообразы».
Данной выставкой я хотел поделиться с новосибирской публикой своим видением мира через объектив фотоаппарата, своим взглядом на путешествия, я хотел рассказать о том, как я вижу эту жизнь, и рассказать это через свои фотографии. Мне было важно узнать точку зрения других людей, особенно интересно, когда они видят кадры совсем по-другому, нежели я. Такие моменты обогащают видение мира, меняют представление о фотографии в целом и оказывают на тебя стимулирующее и вдохновляющее воздействие. И важно было провести мастер-класс именно в рамках этого фестиваля, потому что фотография и кино, как виды искусства, очень близки друг другу.

Это уже 10-й по счету, юбилейный фестиваль в Новосибирске. Чем он, на ваш взгляд, отличается от предыдущих?

Мне довелось открывать самый первый фестиваль в Новосибирске, это был первый случай, когда я посетил этот город, тогда мне все казалось новым и незнакомым. Но уже тогда, 10 лет назад, я был удивлен тому интересу, вниманию и энтузиазму, который испытывают здесь люди не только к итальянскому кино, но и к итальянской культуре в целом. И как раз тогда зародилась идея сделать фестиваль N.I.C.E. в Новосибирске ежегодным.
И сейчас я могу смело сказать, что этот интерес не только сохраняется, но и возрастает с каждым годом. Люди стали больше смотреть, больше знать и интересоваться итальянским кино.
В этом году фестиваль отличается тем, что в его программу вошли фильмы очень высокого художественного уровня и качества. И кроме того, это фильмы совершенно разных жанров, они рассказывают абсолютно разные истории, не похожие друг на друга.

Ваш соотечественник режиссер Фабио Молло, который также стал гостем фестиваля, сказал, что между русскими и итальянцами есть много общего. В чем это проявляется?

Когда я был здесь в первый раз, то был удивлен тому, что все утверждали, что мы похожи, я как раз-таки думал совсем по-другому – ничего подобного, мы ведь такие разные!
Но когда я прожил четыре года в России, будучи директором Итальянского института культуры в Москве, я понял, что на самом деле между нами действительно есть сходство. Да, мы отличаемся стилем поведения, но в глубине души, в эмоциональности, в чувствах, в отношении к жизни и ощущении стиля жизни мы очень похожи.
Между Россией и Италией существуют давние культурные связи, вспомнить хотя бы о том, как итальянская архитектура повлияла на облик вашей страны.
Но прошло время, и сейчас эти связи работают по-другому и распространяются по другим каналам. Это может быть интерес к национальной кухне, к моде, дизайну, литературе. Этот взаимный интерес стал намного шире и разнообразнее и распространяется в обе стороны уже другими путями.

Вы долгое время прожили в России и, наверное, можете уже сказать – какой он, русский человек?

Это сложный вопрос. Во-первых, отличается момент первого впечатления, потому что при знакомстве итальянцы более легкие и дружелюбные, и русские кажутся на этом фоне чуть более закрытыми и холодными. Именно при первом контакте, наверное, это естественно, потому что Россия – северная страна, а Италия – южная, мы готовы улыбаться сразу, в первый же момент знакомства, а русским нужно немного времени, чтобы впустить нового человека в свой мир.

Русские, так же, как и итальянцы, не всегда абсолютно рациональны в своих действиях и решениях.
Вы привносите в свою жизнь страсть, много эмоций и чувств, наверное, этим мы с вами и схожи

Но когда этот первый этап проходит, и ты входишь в коммуникацию, в более близкий контакт, то становится понятно, что есть какие-то знакомые, общие вещи. Русские, так же, как и итальянцы, не всегда абсолютно рациональны в своих действиях и решениях. Вы привносите в свою жизнь страсть, много эмоций и чувств, наверное, этим мы с вами и схожи. И кроме того, наверное, в России, как и в Италии, отсутствует идеальная пунктуальность и точность во всем. И зачастую жизненные процессы не всегда четко спланированы и организованы, как, например, у немцев.

В следующем году во Флоренции пройдет фестиваль уже российского молодого кино, чего вы ждете от этих фильмов?

Состав участников пока неизвестен, это длительный процесс, который еще продолжается. В нем принимают участие как итальянские, так и российские эксперты, в числе которых Наум Клейман – известнейший человек в мире кино.
Идея абсолютно такая же, как и у итальянского фестиваля, только развернута в обратном направлении. Если N.I.C.E. хочет показать всему миру новое, молодое итальянское кино, то здесь хочется молодое русское кино познакомить для начала с Италией.
Нам хорошо известны великие русские режиссеры: Андрей Тарковский, Сергей Эйзенштейн. Сегодня мы узнаем что-то о России только в новостях, и касается это в основном вопросов политики. И не очень много знаем о том, что происходит в российском кино в данный момент и в культуре в целом, поэтому подобный обмен очень важен для нас.

В интервью нашему журналу два года назад вы сказали, что основной темой, которую поднимают итальянские режиссеры, является миграционный поток. За это время что-нибудь изменилось?

Проблема по-прежнему остается острой, потому что количество людей, которые всё прибывают и прибывают из южных стран, не сокращается, а только растет с каждым годом.
Продолжаются войны, и Италия – первая южная страна Европы на пути этой волны мигрантов. Но так как наша страна идет по пути того, чтобы все-таки принимать этих людей и давать им убежище, то нет никакого смысла ограждаться от этой проблемы стеной.
Сейчас Италия работает над тем, чтобы этот процесс как-то рационализировать, сделать более упорядоченным и более регулируемым с точки зрения права.
Основным вопросом является момент интеграции мигрантов в наше общество. Другой момент – распределение миграционных потоков – закрытие пути гражданам, которые нелегально пересекают границу.
И так случилось, что два года назад в программе фестиваля было сразу несколько фильмов на эту тему, в этом году подобных фильмов нет, но это не значит, что проблема теперь не актуальна. Она интересует и волнует итальянское общество. И режиссеры пытаются взглянуть на эту проблему с разных сторон, даже с комедийной в том числе, потому что все культурные различия порождают массу забавных ситуаций. В общем, эта проблема важна и не стоит исключать того, что на следующем фестивале появятся фильмы на эту тему.

Режиссер Паоло Соррентино снял достаточно откровенный биографический фильм про Берлускони, в России подобную ситуацию представить тяжело. Можно сказать, что в Италии в этом плане цензура довольно мягкая?

В истории Италии были разные периоды, конечно, можно сказать, что была цензура после Второй мировой войны. Вспомнить хотя бы Паоло Пазолини – знаменитого режиссера, который начинал как коммунист, а заканчивал уже как ярый радикал, из-за чего его фильмы те же коммунисты в итоге запрещали.
Кроме того, тогда было гораздо сильнее влияние католической церкви, и христианско-демократическая партия входила в парламент. И когда церковь была встроена в государственную систему, какая-то цензура была.
Но прошло время, сейчас можно сказать, что общество либерализовано, церковь отделена от государства, и цензуры как таковой не существует.
Безусловно, тот или иной фильм может вызвать критику, дискуссии или даже неприятие каких-то отдельных слоев населения, но каких-то официальных запретов быть не может. Естественно, в парламенте среди представителей любых партий есть католики, но официальной христианской партии в парламенте нет, поэтому сейчас ситуация более свободная.
Но существует также негласная цензура рынка и финансовое регулирование. Кино поддерживает государство, министерство культуры и регионы финансируют кинематограф. И если понятно, что фильм достаточно рискованный или слишком острый, то может быть принято решение о том, чтобы не поддерживать такой фильм финансово. Тогда создателям приходится добывать средства самим через каких-то спонсоров, и это практически единственная проблема, связанная с цензурой, с которой они могут столкнуться.