rus / ita / en

Мы не зря существуем и работаем

5 / 2018     RU
Мы не зря существуем и работаем
Виктор Иванов заслуженный артист России, художественный руководитель и главный дирижёр Эстрадного оркестра Новосибирской государственной филармонии
Эстрадный оркестр Новосибирской государственной филармонии в этом году отметил юбилей – 10 лет на сцене. Художественный руководитель коллектива Виктор Иванов рассказал о сложности и неисчерпаемости эстрадной музыки.

LD: Виктор Викторович, в прошлом году вы отметили свой личный юбилей, в этом году юбилей оркестра, насколько это важно для вас и какие чувства испытываете?

Виктор Иванов: На самом деле, юбилеи для меня не так важны, и мы не делаем на них упор. Главное — это постоянная текущая работа. Это основа основ, потому что работа нашего коллектива очень насыщена: это постоянные смены тем, постоянные аранжировки, переживание за качество концерта, продвижение новых программ, а также исполнение старых.
Мы обильно наполняем нашу программу абсолютно разными темами, которые есть у нас в репертуаре, и постоянно стараемся хорошо себя в них проявить.

Ваш коллектив — самый молодой в филармонии, а вам, на секундочку, уже 10 лет. Насколько это нормальная ситуация, что за такое долгое время нового коллектива так и не появилось?

Чтобы создать новый коллектив, необходимо найти соответствующее жанровое направление, нечто такое, что захватило бы зрителя. И может быть, этого пока просто не произошло. Наша филармония очень насыщена с точки зрения музыкальных ресурсов, разных жанров и коллективов. И видимо, наступила какая-то достаточность в этом плане, поэтому нам последним удалось захватить наш жанр — яркий, интересный, разнообразный.
Тему эстрадного оркестра очень многие пытались раскрыть, было много прекрасных попыток. Но по-настоящему хороший, штатный, сконцентрированный именно на этом направлении эстрадно-симфонический оркестр удалось создать именно нашему коллективу.

Вы долгое время были руководителем различных военных оркестров, как пришла идея создания именно эстрадного коллектива?

Да, я руководил простыми военными оркестрами, очень долгое время руководил ансамблем песни и пляски Сибирского военного округа, на мне этот ансамбль, как говорится, и умер. Умер, конечно, не из-за меня, просто произошла реорганизация вооруженных сил и коллектив, как штатная структура, был сокращен. И я, наоборот, ставлю себе в заслугу то, что в момент моего сокращения он был на пике какого-то творческого взлета. И было много переживаний, когда коллектив прекратил свое существование.  Формирование эстрадного оркестра началось в конце 2007 года. Это были стандартные процессы: появилось штатное расписание, мы получили финансирование. Времена были достаточно тяжелые, когда мы оказались словно в чистом поле. Не было ни репертуара, ничего — открытый космос, а ты даже толком не знаешь, куда лететь.
Но мы начали потихоньку за что-то цепляться. С репертуаром очень важно работать медленно, но постепенно, постоянно шевелиться.

Эстрадная тема сложна тем, что в ней есть масса всего,
и иногда просто не знаешь, за что зацепиться. Это поле,
в котором разбросано множество драгоценных камней

Стали появляться темы: одна, другая, третья. Работать приходилось очень много, было колоссальное количество аранжировок, велась потрясающая работа с певцами, солистами. Было много как удач, так и неудач, но движение было постоянным. В 2008 году появилась тема «Аббы», на следующий год Высоцкий, тема Франции, Паулс, в концертах стали участвовать приезжие артисты, и все пошло-поехало.

Почему вас вдохновляет именно эстрадная музыка?

Я очень люблю классическую музыку, но мне определено работать именно в эстрадном направлении. Здесь много потрясающих возможностей. Эстрадная тема сложна тем, что в ней есть масса всего, и иногда просто не знаешь, за что зацепиться. Это поле, в котором разбросано множество драгоценных камней, и если ты ухватишься за что-то одно, то можешь прогореть. Если начнешь цеплять понемногу отовсюду, то тоже рискуешь сдуться, твой репертуар станет изношенным и неинтересным.
Мы стали браться за отдельные темы, но этих тем у нас огромное множество, за 10 лет их накопилось около 30. И каждую из них мы разрабатываем очень глубоко.
Мы постоянно развиваем программы, что-то меняем, дополняем, исходя из возможностей солистов. Такова тема Паулса, тема Франции, Синатры — это постоянно развивающиеся темы, это постоянная смена произведений, направлений, каждое из которых — определенное музыкальное событие.
Эстрадная тема по-своему неисчерпаема, это потрясающее количество материала со всего мира, и мы находимся в постоянном поиске новых тем, как из западной музыки, так и российской.

Ваш коллектив состоит в большинстве из молодых артистов, вы целенаправленно делаете на этом акцент?

Коллектив молодой, потому что когда он только собирался, в него входили в основном студенты и молодые выпускники нашей консерватории — в целом, очень талантливые ребята. И естественно, ввиду этого, в нашем оркестре большая текучка кадров. Есть определенные условия и обстоятельства, которые влияют на этот процесс.
Конечно, обидно, когда сильные музыканты покидают коллектив, но это нормально. Можно сказать, что мы становимся некой ступенькой для оперного театра, для симфонического оркестра. Я могу назвать десятки городов, в которые мои ребята уехали на повышение. Но это не значит, что они бросают коллектив, скорее, это просто жизненные обстоятельства.

С репертуаром очень важно работать
медленно, но постепенно, главное –
постоянно шевелиться

Все ребята работают с огоньком и колоссальным подъемом, это очень неуспокоенный народ. И если ты предлагаешь им что-то некачественное и неинтересное, то они воспринимают это в штыки. Мы много спорим, зачастую происходят конфликты, но только творческого плана, и из этого всегда рождается что-то поистине интересное.

Какие новые программы стоит ожидать от вас в этом году?

Из нового у нас тема Валерия Ободзинского, очень сильная и сложная. Я за нее страшно переживал, боялся, что она может не пойти. В музыке, свойственной Ободзинскому, много обывательской лирики советского периода, и я думал, что она может не понравиться зрителям, но все оказалось совсем наоборот. Люди идут на этот концерт, бывает, женщины плачут, кто-то пытается танцевать, и в целом концерт воспринимается на ура и всегда заканчивается бурными овациями.
И еще одна интересная и сложная тема — это тема Геннадия Гладкова, с ней мы тоже в этом году дали большой развернутый концерт. Это музыка из фильмов «Обыкновенное чудо», «Формула любви», «Джентльмены удачи», мультфильма «Бременские музыканты» — набор очень узнаваемых мелодий, и зрители хотят эту музыку слышать, она им очень интересна, вот над этим мы и работаем.

Работать с эстрадной музыкой легче, чем с классической?

В чем-то, может быть, и легче, но технологически это гораздо сложнее. Классическая музыка отличается тем, что ее нужно не просто понимать и представлять, она очень сложна духовно. Но есть один элемент, который не то чтобы упрощает работу, но помогает работать. Потому что все партитуры уже написаны, осталось прийти и просто хорошо сыграть. Есть определенные детали в том, что необходимо что-то дописывать, корректировать, но это обычные будни симфонического оркестра.
У нас же не существует ни одной готовой партитуры, которую можно употреблять. Все пишется с нуля, и это большой, титанический труд. Одна программа может готовиться год или полтора, а их у нас в сумме уже больше тридцати.
И некоторые темы очень трудоемкие: темы Зацепина, Франции, музыка из фильмов «Звездные войны» и «Властелин колец» — это сложнейшие программы, потрясающие огромные полотна. И самое главное, что все приходится тщательно выписывать, чтобы это звучало по-настоящему качественно.

Никогда не хотели поэкспериментировать с совсем необычными для вас жанрами, например, с рок-музыкой?

Иногда мы берем отдельные произведения с элементами того же рока. Но сделать полноценную программу с этой темой очень тяжело. Можно попытаться, но здесь необходимо другое усиление коллектива – с технологической точки зрения. Необходим целый набор инструментов и артистов, которых у нас на данный момент нет.
Придется очень много дорабатывать и додумывать. И всегда возникает вопрос — а стоит ли игра свеч? Труд мы вложим колоссальный, но существует огромный риск, потому что рок — это все-таки совсем другой музыкальный жанр.
Мы долгое время работаем с конкурсом «Ордынка», ему уже 10 лет, он стал традиционным, и все эти годы мы принимаем в нем участие. И как раз там мы сталкиваемся с огромным музыкальным разнообразием: великолепные джазовые произведения, рок-произведения — потрясающая новизна, которая находится за пределами нас, профессионалов.
А что касается нашего коллектива, то, с точки зрения экспериментов, нас иногда подтачивает та самая текучка. Для того, чтобы создать что-то новое, необходимо время, которого не всегда хватает. Но на эксперименты мы, конечно, нацелены. Я все-таки человек более старшего поколения, поэтому в этом вопросе исхожу от ребят. Их фантазия бурлит от разнообразия идей, и на основе этих творческих мечтаний может все-таки что-то закрутиться.