rus / ita / en

Италия – Европа: куда мы идём?

5 / 2018     RU / EN
Италия – Европа: куда мы идём? Франческо Сансоне, президент компании VALORE, сэр Ивор Энтони Робертс, бывший британский дипломат, действующий президент Тринити-Колледжа в Оксфорде, лорд Дэниэл Бреннан, королевский адвокат с 1985 года, старший юрист международной юридической фирмы Matrix (филиалы в Лондоне, Женеве, Брюсселе)

 

Репортаж со званого ужина в Палате лордов Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии, организованного консалтинговой компанией VALORE CONSULTING под руководством члена совета директоров фонда Ватикана Франческо Сансоне при участии главного редактора журнала LEADERS TODAY Ольги Зоновой-Сансоне.

 

Франческо Сансоне, президент компании VALORE:

«Званый ужин в здании Британского парламента, в Палате лордов – это уникальная, исключительная возможность поделиться идеями и опытом руководства, основанного на принципах ответственности и инновационного подхода к управлению. Я искренне благодарен лорду Бреннану, который поддержал наше мероприятие, и всем сотрудникам палаты лордов, которые помогли его организовать».

 

Почётный гость вечера, сэр Ивор Энтони Робертсбывший британский дипломат, действующий президент Тринити-колледжа в Оксфорде, экс-посол Великобритании в Югославии, Ирландии и Италии: 

ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ СТОЛКНУЛАСЬ С СЕРЬЁЗНЫМИ ТРУДНОСТЯМИ

В марте 2018 года в Италии состоялись парламентские выборы, победителем которых стала правая коалиция, состоящая из партий «Лига», «Вперед, Италия» и «Братья Италии».  Второе место заняло движение евроскептиков «Пять звезд», основанное в 2009 году итальянским комиком Беппе Грилло. Результаты этих выборов, их значение для Италии, Евросоюза и России сэр Ивор Робертс прокомментировал в своём выступлении.
Это был переломный момент в истории Италии — землетрясение, цунами. Осталась раздробленная на куски страна, управляемая заигрывающими с массами партиями, которые не руководят государством, а только занимают место руководителей. Молчаливое большинство, не принадлежащее каким-либо партиям, обеспечило в стране определённую стабильность на время выборов и проложило дорогу для народной демократии, замешанной на злости и страхе, голосующей за выход Италии из Евросоюза и одобряющей победу Дональда Трампа в США. Электорат выбрал нестабильность вместо стабильности, оппозицию вместо правительства, воинственность, а не модернизацию. Руководящий класс и посреднический аппарат между правительством и профсоюзами, кооперативами, церковью — все потерпели урон.
Если победители выборов — партии «Лига» и «Пять звёзд» — объединятся для выработки совместной программы, это приведёт к возможности манкировать фискальными законами Брюсселя, выступать в оппозиции зарубежным военным миссиям, поставить под вопрос участие Италии в НАТО, снять с себя обязательства участия во всех военных действиях и оппозиции Трампу в международных торговых договорах. Также вероятно противостояние дальнейшему расширению списка санкций против России и их ослабление.
Пока Италию возглавляет временное правительство, которое не может принять никаких политических шагов. Чем дольше будет длиться это состояние, тем дольше Италия будет обособлена от принятия важных решений на европейском уровне. Существует реальный шанс новых выборов в этом году или в начале следующего года, но, чтобы получить более определённый результат, необходимо изменить выборное законодательство. Однако победители случившихся выборов не заинтересованы в этом. Таким образом, мы прогнозируем, что стагнация затянется на месяцы, благо рынки относительно расслаблены и спокойны на данный момент.
Здесь, в Великобритании, мы зациклены на голосовании за выход из Евросоюза, но, наблюдая за ситуацией в Италии, я почти испытал облегчение, обнаружив, что есть факторы, препятствующие этому решению.
В 2019 году надвигается большая встряска на европейские институты. Нас ждут выборы в новый Европейский парламент и выборы нового президента Евросоюза, выборы нового президента Европейского центрального банка и членов его исполнительного комитета. И участие Италии в этих выборах необходимо. Демократия столкнулась с трудностями, касающимися законодательства, юридической независимости и так далее. В так называемых странах Visegrad — Венгрии, Чехии, Словакии, Польше, то есть проблемных территориях Евросоюза, — нарастают популистские движения и авторитарные тенденции. Мы наблюдаем постоянные стычки с Брюсселем и отделение этими странами себя от многих политических трендов, поддерживаемых «Большой шестёркой». Внутри ЕС-27 нарастает впечатляющая сплочённость по поводу выхода из Евросоюза — и это несмотря на то, что нас ждут большие трудности в сфере торговли, угрозы тарифных войн со стороны США, нарастание тенденций холодной войны с Россией.
Более тесная интеграция экономики внутри еврозоны будет обсуждаться Меркель и Макроном в июне — это будет большая франко-германская сделка, так называемый «Мекрон». Европейский валютный фонд вступает в противоборство с фондом финансовой стабилизации стран еврозоны, чтобы изжить текущий кризис. Однако не всё так просто: новый министр финансов Германии уже дал понять, что «за всех платить невозможно». Сможет ли еврозона пережить ещё один кризис без дальнейшей системной реформы? Возможно, нет. Но пока «Мекрон» не воплощён в жизнь, пока у нас нет чёткого понимания, что делать с Европейским банковским союзом и как поступить с реструктуризацией текущих задолженностей, прорыва в решении этого вопроса не последует».

Элеонора Бонакосса, доктор, основатель и директор института коучинга глобального лидерства ARETA: new perspectives for leaders:

ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕКУЩЕЙ МОДЕЛИ КАПИТАЛИЗМА НЕОБХОДИМА И НЕИЗБЕЖНА

Будущее глазами европейской молодёжи

Для того, чтобы ответить на вопрос, куда движется Италия и вся Европа, я бы хотела сосредоточиться на таком моменте, как изменение видов на будущее. На секунду попытайтесь представить текущую социально-экономическую ситуацию в Италии (и в более широком плане – ситуацию в Европе), глядя на нее глазами итальянской молодежи. Попытайтесь встать на позицию современных молодых людей: что мы видим? как мы себя ощущаем? если считать единицей денежного измерения счастье, то насколько богатыми мы себя чувствуем?

Как они себя видят?

На уровне Италии я наблюдаю у молодёжи сильное желание работы – не только как источника денег, но и как дела, занимаясь которым человек может выразить свои творческие способности и реализовать свой наивысший потенциал. Я также вижу желание иметь семью и иметь возможность создавать свое собственное будущее. Я вижу потребность иметь такое правительство, которое доверяет молодому поколению и инвестирует в его будущее, прилагая все усилия для того, чтобы молодые люди не покидали Италию в поисках работы, уезжая в Лондон, Берлин и другие, более перспективные регионы.
На уровне Европы молодёжь демонстрирует стремление разделять общие ценности, такие как солидарность, социально равное сотрудничество между странами, уважение к многообразию культурных форм. Я вижу желание избавиться от старых приемов и неэффективных линий поведения и впустить в жизнь новые возможности. Чувствуется желание «нового старта» для Европы, в которой будет меньше технократии и финансового господства, но больше справедливости с точки зрения разных поколений и устойчивости в развитии. Широко распространено желание обрести значимость бытия, счастье и чувство логичности и связи. И очень высока потребность в ощущении нового измерения прогресса в качестве жизни, по которому европейские жители могут в конечном счете оценивать экономический успех в своих странах.

Что это значит для нас?

Здесь мне хочется процитировать слова профессора Отто Шармера, лектора MIT Sloan School of Management: «В основе нашего текущего затруднительного положения лежит разобщенность между реальными испытаниями, существующими в мире, такими как нарастание противоречий в экологической, социальной и духовной сферах, и устаревшими экономическими моделями, которые мы используем, чтобы реагировать на них». Для того чтобы уничтожить этот разрыв, потребуется ни много ни мало трансформация экономики, а именно трансформация нашей текущей модели капитализма. Это ключевой момент для любой жизнеспособной стратегии социально-экологических изменений. И я считаю данную идею применимой как для Италии, так и для Европы, США, Азии, Африки, Латинской Америки и России.

Лондон, 20.03.2018