rus / ita / en

Интерьер для Абрамовича

3 / 2018     RU / ITA / EN
Интерьер для Абрамовича
Фолькер Альбус дизайнер, архитектор, профессор Государственного университета искусств и дизайна в Карлсруэ (Германия)
Выставочный проект «New olds. Классика и инновации в дизайне», организованный Институтом связей с зарубежными странами и Гёте-Институтом в Новосибирске, показал, как современные дизайнеры переосмысливают культуру и традиции быта разных стран.

СТИЛЬ: Господин профессор, в рамках проекта представлены весьма экстравагантные вещи — сейчас так принято оформлять интерьер?

ФОЛЬКЕР АЛЬБУС: Целью данной выставки не является демонстрация новых дизайнерских трендов. Наоборот — мы хотим показать, как современный дизайн может включать в себя традиционные элементы и как подобные вещи можно использовать в быту. Вот, например, работы голландских дизайнеров. Среди них большая картонная коробка с восточным принтом внутри — её можно развернуть, и у вас получится коврик для молитвы. Еще один интересный пример игры с традициями — персидский ковёр, где примерно одна четверть соткана по классической схеме, а дальше идет современный рисунок. Или персидский ковёр с пиксельным узором, над которым работал я, — вполне традиционная вещь, которую можно вписать в любой современный интерьер. Ещё один необычный экспонат — классический шкаф с резным декором, разработанный молодым немецким дизайнером. Он сделан из плотного поролона с прорезями, в которые можно вставлять различные вещи: кружку, тарелку, фен, записную книжку, вешалку с любимой рубашкой и другие повседневные мелочи. Этот шкаф является воплощением современного подхода к наведению порядка: люди не утюжат вещи, не раскладывают их аккуратными стопками по полкам и не расставляют по своим местам — всё самое нужное должно быть постоянно под рукой.

Такая мебель продается в магазинах?

Конечно, большинство экспонатов представлены только в формате концепции — их можно приобрести только с аукциона. Некоторые вещи выпускаются малыми сериями. Но я хочу подчеркнуть, что каждый предмет интерьера на этой выставке абсолютно функционален. Здесь есть стул, найденный на мусорке и обмотанный скотчем: разумеется, видно, что он отремонтирован, но сидеть на нём можно. Есть корзины, собранные из сломанных пластиковых вёдер и переплетенные ротангом. Есть и стеллаж из книг. Знаете, в каждом доме найдутся книги, которые никто не читает. Если их скрепить между собой, то мы получим надежный стеллаж с необычным дизайном. Так мы продлеваем этим вещам жизнь, заодно реализуя актуальную на сегодняшний день тему ресайклинга.

Да, но можно ли представить такую мебель в красивом дорогом интерьере?

А этот стеллаж очень дорогой — думаю, такую вещь мог бы купить только Абрамович (смеется)! Серьёзно, многие экспонаты здесь очень дорогие — речь идет о пятизначных суммах, до 20 тысяч евро. Но есть и более демократичные варианты. Например, стол, который режется кусками — вы можете заказать себе два или три метра стола, ориентируясь на свои потребности. А кухонная утварь со множеством ручек, во‑первых, очень удобна в работе, а во‑вторых, может служить декоративным элементом интерьера.

Практично, но, возвращаясь к теме красоты, какие идеи мы можем предложить людям для оформления достойного современного интерьера?

Обратить внимание на натуральные материалы и ремесленный дизайн, который сейчас вновь становится актуальным. В журнале «Аэрофлота» я прочитал о дизайнере Ульяне Сергиенко, которая работает с русским кружевом. Образ «бабушкиной вязаной салфетки» (все помнят, как накрывали такими салфетками телевизоры) Ульяна перенесла в новые формы, и это принесло ей успех в бизнесе — бельё и одежда с таким рисунком сегодня стоят очень дорого.

Сегодня искусство, которое имеет
сибирские корни, востребовано во всей Европе.
Никогда нельзя ориентироваться исключительно
на мировые тренды дизайна, забывая о тех ресурсах,
которые есть у вас в стране или в регионе

Сибирский дизайнер Анастасия Кощеева возродила старинную технику работы с берестой и делает из неё мебель — это отличные вещи, куда лучше, чем пластиковые. Сегодня искусство, которое имеет сибирские корни, востребовано во всей Европе. Никогда нельзя ориентироваться исключительно на мировые тренды дизайна, забывая о тех ресурсах, которые есть у вас в стране или в регионе. А то говорим, что США диктует нам свои правила, и тут же забываем, что у нас есть, например, лучшая берёзовая древесина. Согласитесь, как-то неправильно.

Кстати о США. Сейчас на пике популярности находится американский стиль лофт. Как вы к нему относитесь?

Популярность лофта связана с тем, что изменились наши модели поведения. Мы стали намного мобильнее и гибче, люди позже заводят семьи, многие вообще предпочитают жить одни. В результате мы получаем потребность в жилье, в котором можно и жить, и работать. Мы уходим от традиционной планировки (гостиная, кухня, ванная, спальня) и гораздо комфортнее чувствуем себя в большом пространстве, которое даёт свободу, в том числе свободу творчества. Особенно людям гуманитарных профессий. В Европе у молодёжи особенно выражена переоценка такой ценности, как дом. В России мы тоже скоро это увидим. Молодые люди подолгу живут в общежитиях и коммуналках, не привязываются к жилью, потому что завтра они могут уехать учиться или работать в другой город или в другую страну, и всё их имущество должно умещаться на одном стеллаже. Люди постарше, конечно, предпочитают большую основательность и даже ещё строят библиотеки в своих домах. Но для состоятельных людей, которые могут позволить себе перемещаться между Новосибирском, Москвой, Санкт-Петербургом и Европой, изысканный интерьер уже, скорее, вопрос статуса и самовыражения.

Какому стилю должен отвечать статусный интерьер сегодня?

Никаких ярко выраженных трендов в этой сфере нет. Есть просто выражение личного вкуса человека. Конечно, именитые дизайнеры производят вещи, рассчитанные на очень состоятельных людей. Это что-то похожее на мебель из бронзы или мозаики. Очень красиво, безумно дорого, но не функционально. Голландский дизайнер Лилиан ван  Даль вообще печатает мебель на 3D-принтере — один стул может стоить 50–60 тысяч долларов, а сидеть на нём неудобно. В то же время на нашей выставке вы можете увидеть стулья из стекловолокна с искусственной смолой — легкие, прочные, практичные. Или «кресло-гнездо», сплетённое из резины — знали бы вы, как уютно в нём можно устроиться! Жить — это значит быть живым, впускать в свою жизнь что-то новое, избавляться от старого.

Но как при этом сохранить ощущение дома, которое, как вы говорите, сегодня теряется?

Чтобы интерьер действительно был приятным и комфортным, как вторая кожа, достаточно оставлять в нём те вещи, с которыми человек себя идентифицирует. У меня, например, двое детей, и у нас дома хранится куча их одежды. Жена говорит, что всё это пора выбрасывать, а я не могу — эти вещи такие милые, так хочется их сохранить. Они символизируют то, что я для себя определяю как «качество жизни», как «домашний очаг». Поэтому неважно, насколько соответствует или не соответствует ваш интерьер современным трендам. Решающим всегда будет ваше личное отношение к нему. Я как-то читал о том, какая бурная дискуссия разворачивается в России вокруг хрущёвок. Многие говорили, что их пора сносить — старые, тесные, жить в них некомфортно. Но находились люди, которые готовы были остаться в них жить, и это никак не соотносилось с качеством жилья. Просто эти люди прожили в хрущёвках по 20–30 лет, для них уют тесных квартирок и запах солянки или борща на лестничной площадке — это картина жизни, которая напоминает им о детстве, о родительском доме и о бабушкиной кухне.

Отходя от темы образов прошлого, есть ли в современной архитектуре и дизайне то, что является символом нашего времени?

В архитектуре новые идеи рождаются в рамках масштабных проектов — таких как открытие Олимпиады. В зданиях современных музеев тоже можно увидеть интересные футуристические идеи. Но в целом что-то принципиально новое появляется редко. В основном новые решения рождаются, когда речь идет о новых технологиях и материалах и о том, как меняется наше поведение. Ещё 10 лет назад мало кто покупал кофе c собой, а сегодня кофе и еда to go — это совершенно привычная история. Поэтому дизайнерам нужно думать, как сделать кофейный стаканчик, чтобы он не обжигал руки, но сохранял кофе горячим, был удобным для переноски, экологичным и так далее. Я, бывает, работаю за ноутбуком и ем при этом пиццу — печатать жирными руками очень неприятно, и я всё думаю: должно же быть найдено какое-то решение этой проблемы! Вот так и рождаются прогрессивные идеи в наше время.

То есть нашу эпоху запомнят по стаканчику кофе?

Нет. Символом начала нового тысячелетия будет смартфон. Это такое же историческое изобретение, какими в свое время были паровая машина или автомобиль. В смартфоне вся наша жизнь — с его помощью мы общаемся, работаем, фотографируем. Эта штука умеет делать решительно всё! Оставьте её дома, и через час вы побежите за ней обратно. Наверное, позже появятся какие-то новые супертехнологии, но смартфон уже навсегда останется символом начала XXI века.