rus / ita

Амбассадор и его международные проекты

3 / 2018
Амбассадор и его международные проекты
Геннадий Мурыгин-Толстой (86 лет) художник, поэт, композитор, автор 62 книг
Праправнук Льва Николаевича Толстого – о том, как ум, талант и характер великого писателя передаются через поколения и вдохновляют на культурные проекты мирового значения.

Во мне течет кровь Мури Ханов,

Во мне течёт кровь фараонов.

Ею полон я сил и огня!

Так что же Толстой для меня?

Но… Это имя меня охраняло

От беды и от тюрьмы.

Это имя меня вдохновляло,

Отдаляя от зла, кутерьмы…

СТИЛЬ: Геннадий Иванович, ваша прабабушка была рождена от связи Льва Николаевича с крепостной девушкой? Чем в таких случаях подтверждается родство со знатной фамилией?

ГЕННАДИЙ МУРЫГИН-ТОЛСТОЙ: В первую очередь, хочу подчеркнуть, что бастарды Толстого, а также их дети и внуки не могут считаться родственниками великого писателя. Я — его потомок, но не родственник. Никогда не сяду в кресло прапрадедушки, понимая, что для меня это не более чем музейный экспонат. Но том, что во мне течет кровь Толстого, я знаю с малых лет. Дело в том, что моя бабушка Дарья оказалась очень похожа на Марию, дочь Льва Николаевича Толстого. После кончины Марии (а в этом Лев Николаевич винил себя) он приглашал Дарью в Ясную Поляну, и внучка успокаивала его: «Бог дал — взял». За это успокоение он одаривал её так, что потом она даже хвасталась: «Без подарка я не возвращалась». В нашем доме хранились папки с рисунками и стихами — бабушка собирала всё, что могла достать. Правда, после смерти отца большинство этих документов было утеряно. Особенно берегла она записку Льва Николаевича к своей тётке на французском языке. Да и воспитывала она нас с сёстрами так, что мы всегда думали, что Лев Николаевич Толстой — это наш родной дедушка, и искренне любили его. Об этом я сейчас пишу книгу, которая называется «От обожания к подражанию».

Такую роскошную бороду вы тоже отпустили, подражая великому предку?

В молодости я всегда гладко брился, а уже в зрелом возрасте академик Евгений Васильевич Горохов как-то посоветовал мне отпустить бороду — так появился образ, который многим напоминает о самом Льве Николаевиче. Но, надеюсь, о прапрадеде во мне напоминает не только борода. Отец всегда говорил, что мне суждено стать родовым летописцем — как видите, слова его сбылись. Я всю жизнь следую этой миссии, поддерживая связь с потомками Толстого и других дворянских семей. Мы обмениваемся письмами, открытками, книгами. Одним из самых ценных артефактов я считаю книгу, подаренную мне Сергеем Михайловичем Толстым (внуком писателя), написанную им на французском языке. Книга была подписана: «Глубокоуважаемому Г. Е. Мурыгину на добрую память».

Фамилия Мурыгин тоже непростая. Вы даже посвятили её происхождению целую книгу.

Дело в том, что мой отец Иван Терентьевич Мурыгин был представителем народа мури — одного из племён, издавна обитавших в Восточной Европе и за Уралом. Этот народ относится к угро-финской группе, ближе всего к нему мадьяры. Тысячу лет назад мури были могущественным племенем коневодов — пасли свои табуны на территориях современной Трансильвании, Австрии, Швеции, части Финляндии. Председатель Союза коммунистов Франции Франц Мури тоже является потомком мури. Мы долгое время состояли с ним в переписке, обменивались исследованиями. В России мури долгое время обитали на Волге, а в XX веке несколько родов мадьяр перебрались в Сибирь — среди них была и семья моего отца. Меня отец тоже воспитывал в древних традициях мури — в два года посадил на коня, учил владеть плетью, арканом, клинком, обучал языку мури. С этой стороны я тоже горжусь своим происхождением: наполеоновский маршал Иоахим Мюрат, знаменитый новосибирский композитор Аскольд Муров и даже легендарный Илья Муромец — это всё представители народа мури. Один из самых знаменитых портертистов XX века Андерс Цорн, родившийся на севере Швеции в посёлке Мура, возможно, тоже происходит из племени мури. И творчество этого великого живописца помогло мне реализовать один из самых важных международных проектов в моей жизни.

Что это был за проект?

Открытки с репродукциями Цорна всегда хранились у нас в семье. Шведы считают его своим национальным достоянием, так как он родился в Швеции, немцы — своим, так как его отец Леонард был немцем, американцы — своим, потому что он много работал в США, а мы, мури, всегда считали его гордостью нашего народа. Я написал и издал две книги о Цорне, поэтому в Швеции до сих пор признан ведущим в СССР цорноведом. Чтобы вы знали, Андерс Цорн был одним из самых востребованных портретистов XX века — писал портреты Тафта, Рузвельта, Вандербильта, был миллионером. А его портрет «Майя», по мнению некоторых искусствоведов, входит в десятку лучших женских портретов мира.

Мой проект выставки картин Андерса Цорна и Хоакина Сорольи состоялся под патронажем двух королев:
шведской королевы Сильвии и испанской королевы Софьи.
В знак благодарности мне прислали двусторонний альбом
«Андерс Цорн и Хоакин Соролья»

Поскольку я сам занимался живописью, то мне удалось написать портрет шведской кронпринцессы Виктории. После этого, продолжая с ней переписку, я высказал следующую мысль: поскольку Андерс Цорн был очень дружен с испанским живописцем Хоакином Сорольей, то было бы интересно провести выставку картин Сорольи в Швеции, а работы Цорна показать в Испании. Этот проект состоялся под патронажем двух королев: шведской королевы Сильвии и испанской королевы Софьи. В знак благодарности мне прислали двусторонний альбом «Андерс Цорн и Хоакин Соролья».

Какие ещё международные проекты вам удалось реализовать в своей жизни?

Будучи на приёме у директора Эрмитажа Бориса Борисовича Пиотровского, я предложил пригласить художника и скульптора Карлоса Веласкеса (потомка великого Диего) в Россию. И в 1971 году Министерство культуры СССР действительно пригласило его в нашу страну. Он подарил Эрмитажу бронзовый бюст своего великого предка Диего, музею Ясной Поляны — бронзовый бюст Льва Николаевича, а музею Севастополя — бюст молодого Толстого, защитника. В благодарность за эту идею Веласкес написал блестящий портрет вашего покорного слуги, который экспонировался на персональной выставке художника в Мадриде.
Ещё один проект был таким. После опубликования Никитой Львовичем Толстым в одном из международных журналов моего адреса мне стали писать потомки Бонапарта Валевские. Они подарили мне свою семейную фотографию с их автографами. Узнав, что они не были в Польше, я предложил графам Валевским побывать там. Они съездили в Польшу и прислали мне фотографии кровати Марии Валевской (любви Наполеона), её портретов и даже места её упокоения. Я очень благодарен им за ценнейшие подарки в виде книг «Маршалы Бонапарта», «История Бонапарта» и других.

Вы писали картины, книги, занимались музыкой и поэзией. Как вы думаете, ваши творческие способности передались вам на генетическом уровне?

Безусловно, разностороннее развитие человека во многом определяет наследственность. Моя дочь с детства сочиняла музыку, занималась вокалом. Сейчас живет в Америке. Внучка замужем за президентом Национальной ассоциации брокеров США, развивает сеть станций по переливанию крови. Думаю, что склонность к социальной работе, к занятиям благотворительностью внучке тоже передались от Льва Николаевича. Не все знают этот факт, но гонорары от постановок спектаклей по пьесам Толстого «Власть тьмы», «Живой труп», «Плоды просвещения» передавали его другу Владимиру Григорьевичу Черткову, который был одним из лидеров толстовского движения и широко занимался благотворительностью: помогал крестьянским семьям, потерявшим кормильцев, давал приют погорельцам и так далее.

Как вы думаете, передались ли вам от Льва Николаевича какие-то черты его характера?

Толстой для меня пример для подражания во всём. Как и он, я всегда отличался смелостью и прямотой, старался сохранить достоинство в любой ситуации. Считаю, что человек, в чьих жилах течет кровь великих предков, обязан соблюдать определённые моральные и нравственные принципы. Поэтому в своё время я написал открытое письмо Фёкле Толстой, которая, на мой взгляд, ведет себя не всегда подобающе своей фамилии. Меня также возмущает, что порой люди, примазывающиеся к роду Толстых, позволяют себе в прямом эфире или в печати такие оценки характера писателя, как «нервный», «истеричный». Безусловно, Льву Николаевичу не чуждо было экспрессивное выражение своих эмоций. Более того, Толстой и его друг, художественный и музыкальный критик Владимир Стасов, любили показать друг перед другом виртуозное владение русским матом. Но кто мы такие, чтобы давать им свою высокомерную оценку?

Отец всегда говорил, что мне суждено
стать родовым летописцем — его слова сбылись

Я никогда не пил, не курил, не гулял от жены — приходя с работы, занимался наукой или творчеством. Творчество — это счастье! Я считаю, что оно продляет жизнь человека. За свою жизнь я написал, перевёл и издал 62 книги, мои картины продаются в Париже, репродукция одной из работ попала на конверт, изданный тиражом 2 200 000 экземпляров. Я писал стихи и легко перекладывал на музыку любое произведение. Сейчас я регулярно встречаюсь со студентами, шефствую над своей родной школой в Барнауле.

Чему учите молодежь?

Бороться за свои права — бесплатные образование, медицину. Ребята говорят, что сейчас платят по 50 тысяч рублей за семестр. Это же ужас! И в то же время благоденствуют Абрамович, Березовский. Вы верите в то, что Березовский умер? Я — нет. Я очень переживаю за будущее России — ратую за счастье нашего народа. Очень важно, чтобы мы на пути своего развития не забывали русский язык. Я внимательно вслушиваюсь в разговоры молодёжи в транспорте: «короче», «клёво», «тёлка», «тачка». А сколько молодых женщин половину слов в речи заменяют матом! Не зря, когда большевики расстреливали в Крыму аристократов, один преподаватель сказал: «Вы не только не будете знать французского, немецкого и итальянского — вы забудете русский язык, потому что уничтожаете хранителей нашей культуры». Особенно мрачно звучат эти слова сегодня, когда в Россию рванула вся Средняя Азия. Я был во Франции, в Голландии, видел детские сады, где в группах было всего по двое-трое белых детей — остальные чёрные. Я как-то раз обедал в парижском ресторане и наблюдал, как к нему подъехал лимузин, из которого вышла чернокожая матрона, а с ней десять детей — все они тоже сели обедать. Я подозвал гарсона, попросил подать мне то же, что и им — мне принесли сырой фарш! Неужели это наше будущее?

А в советское время было лучше?

Идеального общества вообще не бывает. В советское время я был активным пионером, членом комитета комсомола, но всегда трезво оценивал те ошибки, которые совершает руководство страны. Страшным временем для народа был 37‑й год. Потом предатель Хрущёв, который подарил Крым Украине, не имея на то никакого права. Это всегда была российская земля: Ливадийский, Вороноцовский, Юсуповский дворцы принадлежали знатнейшим российским фамилиям. Кроме того, Хрущёв отдал Чечне земли терских казаков, обитавших на Тереке ещё с XVI века. Именно Хрущёв на своих выступлениях в ООН подбрасывал дров в гонку вооружений, говорил, что мы производим ракеты, как колбасу, в космосе попадаем в муху, и другие глупости. При Брежневе был страшный застой — отгороженная железным занавесом страна сильно отстала в развитии компьютерных и других современных технологий.

Считаю, что наглая поездка Ксении Собчак
на поклон к Трампу – это предательство интересов России.
Предлагаю лишить госпожу Собчак российского гражданства!

Сейчас тоже время непростое. Но я рад, что Россия вернула Крым и в этом смысле отстояла свою честь. Мне нравится, что Путин, в отличие от Собчак и ей подобных, не просит помощи у Америки, не преклоняется перед Западом. Лично я считаю, что наглая поездка Ксении Собчак на поклон к Трампу — это предательство интересов России. Предлагаю лишить госпожу Собчак российского гражданства — это лишило бы её права претендовать на президентский пост.

Вы являетесь профессором Международной славянской академии. Расскажите о её деятельности.

Международная славянская академия объединяет учёных, общественных деятелей по всей России. Правда, сейчас, благодаря авторитету академика Влаиля Петровича Казначеева, который когда-то объединил в нашем городе лучшие умы Сибири, активно действующее отделение Академии работает только в Новосибирске. Мы по-прежнему продолжаем проводить конференции и издавать материалы, охватывающие самый широкий спектр вопросов, касающихся судьбы России — от сохранения русского языка до климатических изменений, ожидающих нашу страну и наш регион в ближайшие 50 лет. Сейчас отделение академии в Новосибирске возглавляет Сергей Влаильевич Казначеев, а работает организация под патронажем Натальи Петровны Толоконской. Меня в члены академии порекомендовал муж Зинаиды Захаровны Диденко — Валерий Владимирович Ромм, за что я ему очень благодарен. Благодаря этой работе, я понимаю, что мои идеи, как и идеи других уважаемых людей, обладающих колоссальным опытом и знаниями, аккумулируются и в виде сборников попадают в библиотеки и в правительственные кабинеты.

Геннадий Иванович, в этом году вы отметите 87‑летие: перед вашими глазами прошли разные исторические эпохи, судьбы великих людей. Какой совет с высоты своего опыта вы можете дать нашим читателям сегодня?

В жизни каждого человека есть два ключевых момента: выбор профессии и выбор спутника жизни. В моей судьбе случилось так, что я по натуре толстовец, а супруга всегда стремилась к высшим карьерным достижениям. Безусловно, я был профессионалом своего дела, изучал иностранные языки, занимал ответственные должности. Но мне всегда претила работа, на которой нужно было подстраиваться под чьи-то интересы, соглашаться терпеть несправедливость. Поэтому я — инженер по образованию — в 42 года пошёл в рабочие, был нагревальщиком методических печей на заводе Кузьмина. Жена этого выбора не поняла, и наша семья распалась, ввиду того что наши цели в жизни оказались различными. А Лев Николаевич Толстой писал, что муж и жена должны жить одной идеей.

Новосибирский вальс

Город родной стоит на Оби —

Сильной красивой сибирской реке.

Новосибирск ты, мой друг, полюби,

Счастье твоё в его мудрой руке.

 

Новосибирск необычной судьбы:

Меньше чем в век миллионным он стал,

Опыт имеет рабочей борьбы,

Держит в труде, но высокий накал.

 

Созвездие славных и добрых имён:

Гарин, Покрышкин, Шварц, Петухов…

Овеянный славой наших знамён,

Из космоса слал нам приветы Титов.

 

Со всех континентов едут сюда,

Едут сюда, невзирая на риск.

Славься же город науки, труда,

Город родной Новосибирск!