rus / ita / en

Яркие краски серого города

2 / 2018     RU / ITA / EN
Яркие краски серого города
Владимир Курилов доцент кафедры коммуникативного дизайна и графики Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств, член Творческого союза художников России, член Союза журналистов России
В честь 60-летия Владимира Курилова прошла выставка, председатель регионального отделения Творческого союза художников России вручил серебряную медаль, а врио министра культуры НСО – благодарственную грамоту от министра культуры России.

СТИЛЬ: Владимир Николаевич, ваши работы, посвященные Новосибирску, неизменно вызывают улыбку и поднимают настроение. Почему вы так позитивно относитесь к городу, который многие ругают за серость и спорные архитектурные решения?

ВЛАДИМИР КУРИЛОВ: Порой мимолетные впечатления определяют отношение к некоторым вещам на всю жизнь. В юности я был влюблен в прекрасную девушку, и однажды нам удалось провести несколько дней в Санкт-Петербурге (тогда еще Ленинграде). Так совпало, что она поехала туда в отпуск, меня отправили в командировку, и эта встреча в красивейшем городе России, построенном архитекторами с мировым именем, была действительно незабываемой. Счастливый и влюбленный, я прилетел обратно в Новосибирск, и, пока ехал из аэропорта на автобусе, мне казалось (и я до сих пор так думаю), что наш город не хуже Ленинграда — более суровый и сдержанный, но с собственным лицом. И я до сих пор так думаю. А то что он серый — так и в большинстве европейских городов очень много серого цвета. Просто одно дело, когда серым город становится от грязи и пыли, и совсем другое — благородный, аристократичный серый цвет, оттенки которого находят отражение в работах архитекторов и дизайнеров. В 30‑е годы новосибирские архитекторы разработали рецепт каменной сибирской штукатурки из сибирского гранита для облицовки фасадов зданий. Она имеет разнообразные серые оттенки и при должном уходе может служить веками.

Раньше невозможно было представить, чтобы заказчик диктовал архитектору, где ему сделать дверь или окно,
а сейчас зачастую именно так и происходит

Современные отделочные материалы рассчитаны максимум на 20 лет, и, кроме того, они зачастую пожароопасны. Что касается цвета, то сейчас многие бросились раскрашивать здания в яркие, контрастные цвета, и порой это выглядит очень нелепо — у меня даже есть серия ироничных акварелей на эту тему.

Иронии в ваших работах действительно хватает.

В основном я смеюсь над неловкой архитектурой Новосибирска, чаще всего современной. Старая застройка уходит в прошлое, исчезает, и ее уже даже как-то жалко. А вот новые сооружения бывают действительно нелепыми, и, поскольку я учился на архитектора, это вызывает у меня раздражение.

Однако над оперным театром вы шутите так же, как над бизнес-центром «Якутия», «Бутоном» или Бугринским мостом.

Оперный театр, наверное, самое достойное здание Новосибирска, в строительство которого был вложен колоссальный труд огромного количества людей. Он проектировался и начал строится как здание другого назначения, имеет очень длинную, интересную и драматическую историю, эта история продолжается на наших глазах, приобретая порой трагикомические черты, вроде того что мужчина-директор ушел в декретный отпуск и тому подобное — отсюда и юмор. «Гостиница «Якутия», на первый взгляд, кажется яркой и жизнерадостной акварелью, но всмотритесь: желтые, синие, черные пятна — это горы грязного снега вокруг. Хотя «Якутия» — это давняя история, а вот «Бутон» представляет более современный образец новосибирской архитектуры, и я часто изображаю его на своих открытках с городскими пейзажами.

Сначала я, как всегда, сделаю документальное изображение,
а потом обязательно несколько ироничных вариантов,
ведь юмор помогает преодолевать повседневную рутину, невзгоды и трудности

Дело в том, что я занимаюсь посткроссингом (обмен открытками с жителями разных стран — прим. ред.), и, получая от меня открытки, адресаты из Швейцарии и Франции удивляются тому, что у нас есть такая современная архитектура. А ведь у нас есть еще интересные дореволюционные постройки, конструктивизм и еще много объектов, достойных внимания. Даже наши деревянные, занесенные снегом домишки могут стать частью удачного пейзажа и смотреться по-своему мило и интересно.
ГОСТИНИЦА «ЯКУТИЯ». 2017

И все-таки что, на ваш взгляд, откровенно портит новосибирские пейзажи?

Жуткая реклама, которая особенно ужасно смотрится в центре города. Я не утверждаю, что рекламу нужно полностью убрать — в свое время, когда ее не было, Новосибирск выглядел довольно скучно. Но был период баланса, когда вывески смотрелись красиво, да и световая реклама была сделана с большим вкусом и не выпячивалась на первый план. А сейчас многие фасады и входы в здания просто изуродованы навороченными рекламными вывесками. Яркий пример — здание 22 на Красном проспекте. Сравните, насколько плохо там сделана вывеска «Чашка кофе» и как деликатно оформлены вывески заведений, расположенных ближе к областной администрации: надписи из металла, которые не портят внешний облик здания. Как дизайнеру мне доводилось работать с заказчиками, которые готовы были за любые деньги повесить свою рекламную растяжку, даже если она закроет оперный театр — бизнес совершенно перестал доверять профессионалам. Раньше невозможно было представить, чтобы заказчик диктовал архитектору, где ему сделать дверь или окно, а сейчас зачастую именно так и происходит.

Вы являетесь доцентом кафедры коммуникативного дизайна и графики в НГУАДИ. Чему учите своих студентов?

Я стараюсь воспитывать в них профессиональную совесть, чтобы они выполняли свою работу качественно и профессионально, порой даже вопреки материальным соображениям. Делать рекламу их и без меня научат, но надо понимать, что коммерческие проекты уходят довольно быстро, а художественное качество остается надолго. Кроме того, дизайн городской среды включает в себя не только рекламную часть, но и вообще удобство жизни и коммуникации в городе. Например, у нас до сих пор не всегда понятно, куда выходить из метро — даже я иногда теряюсь, когда мне нужно пройти по новому адресу от станции «Площадь Маркса» или какой-то другой отдаленной станции, потому что нет понятных указателей. Казалось бы, элементарные вещи, которые давно разработаны в других городах, но у нас их почему-то до сих пор нет.
ПРЕДЧУВСТВИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВЕСНЫ (БУГРИНСКИЙ МОСТ). 2016

Нет, потому что нет специалистов?

Не в этом дело. Выпускники новосибирской архитектурной академии успешно работают в Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, разных городах Германии — то есть наше образование, и наши молодые кадры вполне конкурентоспособны на международном уровне. Но, во‑первых, большая часть молодежи старается уехать из Новосибирска, а оставшимся просто негде себя проявить, потому что у нас нет комплексного градостроительного решения, где было бы проработано все: от поэтапного плана застройки до велодорожек, вывесок и указателей. Именно из-за отсутствия генерального плана зашло в тупик не только эстетическое, но и бытовое, и инфраструктурное развитие города. Почему-то в XIX веке, прорубая в тайге Красный проспект, специалисты заранее рассчитывали, что это будет широкая европейская улица с бульваром, рассчитанная на интенсивное движение. Сейчас — точечная застройка и полное отсутствие какой-либо стратегии. Помню времена, когда в Новосибирске множество промышленных предприятий располагались в центральной части города и направление ветра люди определяли по запаху с мясокомбината, с жиркомбината, с химзавода. Сейчас заводы из центра убрали, но теперь он забит автомобилями, которые в бесконечных пробках производят в разы больше загрязнения и шума. Я не верю, что проблему пробок в центре и на главных магистралях нельзя решить. В европейских городах пространства бывает гораздо меньше, а центральные улочки намного уже, но такого скопления автомобилей в центре вы не увидите.

Кстати, почему вы почти не изображаете на своих картинах пейзажи других городов — за границей ведь есть великолепные образцы архитектуры?

Может быть, это склад моего характера, но эмоций и вдохновения мне хватает в Новосибирске. Например, когда я был в Барселоне, то она показалась мне слишком пряничной: парк Гуэль, Саграда-Фамилия прямо олицетворяют сладкую жизнь и похожи на огромные пирожные. Если бы я их и рисовал, то, наверное, тоже с долей иронии. С другой стороны, в Новосибирске есть свое воплощение праздника жизни — оперный театр, который я как-то изобразил похожим на роскошный торт. Согласитесь, гораздо интереснее изобразить часть родного города, чем писать растиражированные виды европейских столиц.
СИБИРСКИЙ КОЛИЗЕЙ. 2017

Вы сказали, что занимаетесь посткроссингом. Как появилось такое модное увлечение?

Я с детства люблю открытки. Когда кто-нибудь из родственников или друзей уезжал в другой город, оттуда обязательно присылал открытку. Мне ужасно нравилось их перебирать — возможно, так появилась моя тяга к изобразительному искусству. Пару лет назад дочка рассказала мне о популярном тренде — посткроссинге, и с тех пор я этим занимаюсь. Германия, Нидерланды, США, Южная Африка, Китай, Суринам — открытки приходят со всего мира, и это всегда кусочек другой страны и ее культуры. Поскольку мне нравятся рисованные городские пейзажи, я прошу, чтобы мне присылали именно их, и порой попадаются изумительные вещи. Приходили открытки, которые путешествовали по миру больше года, пока добрались до меня.  Интересно разглядывать все эти марки и штемпели, ощущать в руках какие-то отпечатки и помятости, образовавшиеся в дороге, — пытаться представить историю их долгого пути или фантазировать на эту тему.

Над чем вы работаете сейчас?

Изображаю родной НГУАДИ. Каждый день я по нему хожу и испытываю неудобство — крутые лестницы, нет лифта (смеется). А если серьезно, это здание имеет богатую историю. В начале XX века его спроектировал наш знаменитый архитектор Андрей Крячков. Изначально оно было двухэтажным, а в 30‑х годах его надстроили, и в целом получился достаточно качественный, проработанный фасад, который интересно запечатлеть. Сначала я, как всегда, сделаю документальное изображение, а потом обязательно несколько ироничных вариантов, ведь юмор помогает преодолевать повседневную рутину, невзгоды и трудности, а жизнь становится ярче и веселее.