rus / ita

Мы живем в полной пустоте с точки зрения целей – для чего, куда и зачем мы идем?

1 / 2018
Мы живем в полной пустоте с точки зрения целей – для чего, куда и зачем мы идем?
Джорджо Амато итальянский режиссер, сценарист, актер
Привыкли думать, что Италия – позитивная солнечная страна, где люди только и делают, что наслаждаются жизнью, чтят свое наследие и дарят друг другу любовь и уважение? Это интервью разрушит данный стереотип.

СТИЛЬ: Итальянский кинематограф XXI века – какой он?

ДЖОРДЖО АМАТО: Сейчас мы переживаем достаточно сложный период для итальянского кинематографа, по причине того, что для некоторых фильмов элементарно нет места на больших экранах. Я говорю об авторских картинах. Ситуация такова, что рынок перенасыщен кинофильмами крупных американских коммерческих студий, которые в силу своих ресурсов выходят на первый план практически в любой стране. Сегодня в Италии даже в крупных городах повсеместно закрываются залы, кинотеатры по причине недостаточного финансирования, а именно в них мы имели возможность демонстрировать свое авторское кино. И как следствие, это еще больше усложняет ситуацию, поскольку становится практически невозможным найти дистрибьюторов. В итоге – сначала мы ищем продюсера, который поверит порой не в самый финансово успешный проект, а потом человека, готового показать это на экране своего кинотеатра. Чтобы хоть каким-то образом исправить ситуацию с авторским кино, правительство Италии после двух лет обсуждений выпустило закон, обязывающий телевидение покупать и транслировать в эфире в большей степени итальянские фильмы. Нами, деятелями этой сферы, возлагаются большие надежды на такие изменения.

Почему вообще сложилась такая трудная для итальянского кинематографа ситуация?

По сути, всё упирается в деньги. Американские студии работают с огромными средствами, позволяющими им вкладывать большие ресурсы и в производство, и в рекламную кампанию. Итальянское же кино может быть успешным и признанным у широкого зрителя в том случае, если, например, в нем задействованы известные актеры. Также дистрибьюторы становятся более лояльными, если фильмы уже принимали участие в каких-то крупных, значимых фестивалях, получали награды. Но вообще прокатчики рискуют редко, поскольку практически никогда авторское кино не окупается. В лучшем случае покрываются расходы на производство фильма.

То есть, получается, залог успеха – хорошая рекламная кампания?

Да, потому что главнейшая проблема – это именно донести до зрителя, что тот или иной фильм будет показан в кинотеатре, а это, как вы понимаете, без рекламы сделать невозможно. И получается замкнутый круг, выйти из которого у нас пока не представляется реальным.

И все-таки, какие темы сегодня раскрывают итальянские режиссеры? Что их волнует?

Не существует какой-то общей тематики, каждый работает в том направлении, которое интересно лично ему. Но, как бы то ни было, на повестке дня по-прежнему стоит проблема иммигрантов, а также тема нехватки рабочих мест. Если говорить о поколении моих родителей, то они, какой бы деятельностью ни занимались, были уверены в завтрашнем дне. А в настоящем времени итальянский работодатель практически не имеет никаких обязательств перед работником, отчего острее становится тема поиска своего места, а также продолжительного пребывания на нем.

Какова ваша задача в кинематографе – почему вы снимаете кино?

У меня всегда была страсть – рассказывать истории о том, что меня окружает и это я делаю самым приятным, по моему мнению, языком – языком кино. И в каждом своем фильме я стараюсь показать реальную жизнь. Глядя на мои работы, вы можете заметить, что все они сняты в абсолютно разных жанрах: находя тему, которая меня волнует, я сразу ищу способ, как о ней рассказать. Важно, чтобы зритель, выходя из зала, мог порефлексировать на заданную тему, подумать, что-то понять, а может, что-то изменить в своем привычном укладе. 

В прошлом году в рамках Фестиваля итальянского кино в «Победе» я разговаривала с вашим коллегой Давидом Гриеко, который рассказал, что наиважнейшей проблемой современной Италии является отсутствие со стороны властей желания сохранить культурное наследие страны – какова ситуация сегодня?

Это покажется невозможным, но положение стало еще хуже, что связано с политической ситуацией в стране. Два года назад к власти пришла новое политическое движение «Пять звезд», которое, без сомнения, имело самые благие намерения для развития Италии.  Но образовалась некоторая трудность – люди, занявшие после выборов высокие посты, не имеют нужных компетенций для осуществления важных реформ. И всё это привело к тому, что сегодня страна пребывает как в экономическом, так и в политическом кризисе.

У нас нет разницы между правыми и левыми,
социал-демократами и либералами. Всем руководит
Центральный Европейский банк – сейчас именно он задает
тот самый вектор

Если говорить о Риме, то этот год стал для города просто ужасным: в упадочном состоянии дороги, старинные дома все исписаны граффити, повсюду стоят огромные мешки с мусором, который никуда не вывозится… Поэтому, когда я еду за границу и вижу, что происходит в других странах, на глаза наворачиваются слезы. Несколько дней назад я побывал в Санкт-Петербурге – и это было для меня высочайшим эстетическим удовольствием: архитектура в прекрасном состоянии, на улицах чисто, аккуратно. Вы можете подумать: проблема в иммигрантах, скажу вам – нет, это не самое главное. Важнее то, что во главе государства нет сильной власти, дающей курс, вектор движения. По этой причине многие жители Италии перестают чувствовать внутреннюю ответственность за среду, в которой они живут, и начинают вести себя как захотят, не опираясь на собственные моральные устои.

Вы чувствуете, что всё может измениться в положительную сторону?

По натуре я оптимист. Но, к сожалению, свет в конце тоннеля еще очень далеко.

При такой ситуации какова сегодня задача культурного сектора страны?

Я считаю, что задача культурных деятелей Италии, в том числе и меня, – помочь людям узнать правду. Об иммигрантах, которые, по сути, существуют только на словах: ведь итальянцы практически не соприкасаются с ними в обыденной жизни и не особо хотят знать об этом, ведь у местных все хорошо. Наша задача – дать человеку импульс задуматься о каких-то важных, остросоциальных вопросах.

Честно, я не думаю, что какие-то изменения могут произойти сверху, потому что в первую очередь каждый человек лично договаривается со своей совестью

Но делать это не в лоб, а аккуратно, бережно, найти какой-то способ, язык, показать проблему в таком ракурсе, чтобы люди были открыты для ее восприятия, чтобы они не испугались, а задумались.

Ну увидят они, задумаются – общество в реальности может как-то повлиять на ситуацию?

Да, конечно, потому что именно от нас и зависит обстановка в социуме – от того, как мы ведем себя каждый день. Честно, я не думаю, что какие-то изменения могут произойти сверху, потому что в первую очередь – каждый человек лично договаривается со своей совестью. Тем более, история нам множество раз показывала, что одного посыла со стороны властей недостаточно, чтобы внести изменения в уклад общества.

Но ведь кто-то должен задать этот вектор.

В идеале – да. Проблема в том, что в Италии сегодня такого человека – харизматичного лидера – нет. В частности, потому, что не сформирована идеология – мы живем в полной пустоте с точки зрения целей: для чего, куда и зачем мы идем? У нас нет разницы между правыми и левыми, социал-демократами и либералами. Всем руководит Европейский центральный банк – сейчас именно он задает тот самый вектор, о котором вы говорите. По сути, помимо данного органа, движение и активность изменений формирует только культура, поскольку больше никто этого не делает.