rus / ita

Криптовалютная экономика: всё уже решено или только начинается?

1 / 2018
Криптовалютная экономика: всё уже решено или только начинается?
Владимир Разуваев кандидат юридических наук
Безусловно, криптовалютная феноменология скоро станет предметом научных исследований. О некоторых методологических подходах к анализу новых денег мы побеседовали с постоянным автором журнала СТИЛЬ Владимиром Разуваевым.

НАСТУПЛЕНИЕ НАЧАЛОСЬ

Сегодня в наши двери стучится новая экономическая реальность, особенно акцентированно она заявила о себе 7 декабря 2017 года, когда биткоин за одни сутки вырос на четыре тысячи долларов, то есть примерно на 25%, в то время как ставки по банковским вкладам колеблются в районе 7–8% годовых. Да и для других криптовалют рост на 20–30% за день отнюдь не исключительное, а скорее рядовое явление. Ранее мы уже говорили о том, что возникает новое измерение стоимости — информационное, которое и продиктовало формирование криптовалюты. Меняется характер производительных сил общества — меняются и деньги: информация в качестве восходящего экономического фактора потребовала измерения экономических результатов общественной деятельности в адекватных денежных единицах, которыми и стали многообразные криптовалюты. А дальше начинается конкурентное сосуществование старых и новых экономических институтов. Результаты информационной конкуренции известны: с наших улиц незаметно, но необратимо исчезли телефоны-автоматы, отряды информации занимают почту и телеграф (телеграф практически исчез, а учреждения почты и почтовая деятельность подверглись значительному сокращению). Информационная технология блокчейн, факультативным разделом которой и являются операции с криптовалютами, содержит потенциал радикального изменения в сфере управления, в том числе и государственного. Общество сможет позволить себе резко снизить бюрократическую нагрузку на все сферы своей жизни и в первую очередь убрать эту нагрузку из экономики, где повсеместно происходит процесс превращения государственной собственности в бюрократическую с развитием специфических форм присвоения, объединенных под общим названием «коррупция».
Сократятся огромные отряды чиновников, и где-то, пока еще далеко, но уже на горизонте грядут радикальные изменения в святая святых экономики — банковской сфере: информационные деньги нуждаются в совершенно иной консолидации и иных формах, которые будут опосредовать их движение. Вполне возможно, что банки смогут найти свое место в новой экономической реальности, но это в любом случае будет совершенно иная конструкция.
Разумеется, переход от старых денег к новым произойдет не сразу: невозможно в одночасье сменить машину, которая сейчас обслуживает движение триллионов долларов, не погрузив мир в хаос. Очень хочется надеяться, что процесс будет эволюционным и управляемым. Но скорость его по историческим меркам будет очень велика. Ведь еще всего полгода назад к криптовалюте относились как к какому-то модному изгибу современной экономики или к манипулятивной технике сродни финансовым пирамидам из девяностых. Тема новых денег всплывала то тут, то там раз в месяц, потом о них начали говорить каждую неделю, каждый день, и недалек тот рубеж, когда мы будем слышать об этом каждый час! Сегодня криптовалютой так или иначе интересуются все. Даже на уровне государственной власти уже сформировалась некая дистанцированная от официальных заявлений позиция, объединившая высокопоставленных лиц из разных сфер государственного управления. Такая институциональная организованность позволяет предположить, что слухи о том, что к лету российские власти оформят свое отношение к криптовалюте на законодательном уровне, нисколько не преувеличены. И я не удивлюсь, если совсем скоро в городах России, в том числе и в Новосибирске, причем на центральных улицах, появятся вывески: «Криптовалютный центр».

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ ИНФОРМАЦИИ

Обратимся к прогнозам социальных теорий из недалекого прошлого. Социологическая мысль утверждала преходящий характер существующих социальных институтов: деньги, классы, да и само государство не вечны. Действительно, производительный труд обращен не только против самого себя, но и против стоимости: уменьшая, благодаря производительности, свое количество в продуктах труда, он по этой логике вытесняет из товара его стоимость, а, следовательно, и деньги из общественных отношений. Значит ли это, что общество, став производительным, утратит целесообразность измерения своих экономических затрат? Деньги были необходимой мерой соизмерения труда обособленных товаропроизводителей, их индивидуализированных энергетических вложений в хозяйственную деятельность. Но когда производительной силой общества становится информация, она, в силу присущего ей обобществленного единства (блокчейн!), изменяет сам характер экономического производства: в нем проявляется непосредственно общественный характер труда. Иными словами, информация приводит труд к единому стандарту общественной приемлемости. Но остается вопрос: что выступит заменой денег в регулировании общественного производства? Ответ: другие деньги. Фиатные деньги выполнили свою историческую работу, они уходят с исторической арены. Да здравствуют информационные деньги — слуги новой хозяйки-экономики: Маркс гениально предугадал конечность товарно-денежного производства, но главный идеолог научного коммунизма просто не мог помыслить, что деньги в какое-то время не просто исчезнут, а уступят место другим деньгам. Скорее всего, денежная составляющая криптовалюты как способа индивидуального отношения к распределению общественного богатства также постепенно сойдет на нет, но это уже действительно другая история со знакомым именем — «коммунизм». Сейчас же ближайшими историческими целями информационного политического наступления выступают, наряду с фиатными деньгами, такие столпы социума, как государство и власть. Криптовалюты и новые информационные технологии наполняют структуру мира и экономики новым единством, превращая человечество в земную цивилизацию. Под силам ли это биткоину со товарищи? Да, если учесть, что на их стороне безусловный экономический выигрыш. Задача глобальная. Но ее решение, как это часто бывает, содержится в самом характере наступающих изменений и в тех средствах, с которыми эти изменения связаны. Речь идет о смене политических элит — социальных сил и институтов, заинтересованных в сохранении статус-кво и готовых всячески препятствовать наступлению невыгодных для них перемен. А криптовалютные новации как раз и относятся к такого рода явлениям. Существующая власть, а, следовательно, и воспроизводимый ею порядок, базируется на огромной энергии накопленных денег и в рамках действующей экономической системы не могут быть сколько-нибудь заметно изменены: слишком велика инерция сложившихся отношений. До тех пор пока деньги закреплены за элитами, власть этих элит политически незыблема. Но как только новые деньги зайдут в экономику, обнаружится со всей очевидностью, что они продуцируются другими людьми, причем не людьми других классов, а людьми — референтами нового миропорядка, адептами информационных отношений. Отличаются ли они от держателей старых денег? Конечно, и уже одним тем, что у них нет социальной власти. Они сформировались за ее пределами и, следовательно, готовы создать новый экономический и политический порядок. И здесь вновь сработает старый принцип: у кого деньги — у того власть. Новые деньги — новая власть. Наступление информационного миропорядка, как и всякое наступление, нацеленное на успех, глубоко эшелонировано. Достаточно окинуть взглядом горизонт криптовалют, чтобы понять, что перед нами настоящая армия. У разных криптовалют есть отличия в их функциональном наполнении и информационной оснастке, но все они выступают единым фронтом по отношению к фиатным валютам. Это потом они разберутся между собой и поделят экономическое пространство, а сейчас, возглавляемые своим предводителем в лице биткоина, ведут многомерное наступление против единого противника, используя силу его притягательности,– вот уж воистину деньги к деньгам.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕЖИМ ОБЩЕСТВА

Разумеется, криптовалюты овладеют стратегическими вершинами экономики не сразу: переходный период займет как минимум десятилетие, и современное общество находится лишь в самом начале этого сложного пути. А для нашей страны преобразование по-настоящему начнется только тогда, когда мы настроим экономику на весьма существенное повышение производительности труда и увеличение общественного богатства, потому что, с одной стороны, информационная экономика, использующая криптовалютные механизмы, а с другой –простите, пенсия в шесть тысяч рублей и зарплата в десять тысяч — вещи несовместимые. К сожалению, в России пока так и не найдена конструкция современной экономической машины. У нас совершены блестящие внешнеполитические акции, на фоне которых особенно нетерпимым выглядит убожество внутренних экономических отношений, где главная беда – в несоразмерности частных капиталов и экономического потенциала, необходимого для развития промышленности, науки и образования. Видя все возрастающее противопоставление России огромному числу стран, хочется спросить: нет ли в этом противопоставлении какого-то объективного начала? Как ни странно, этот вопрос имеет прямое отношение к новым деньгам, ведь они являются порождением информации, а Россия, на мой взгляд, помимо всего прочего отличается от других стран своим информационным режимом, поскольку потребляемая информация, к сожалению, сильно отстала от времени. Нам определенно стоит пересмотреть роль и значение информации в строительстве социума, с тем, чтобы сама информация стала совершенствовать свою среду и выбраковывать устаревшие отношения. И если вернуться к информационному механизму, способному переформатировать экономику, то совершенно очевидно, что необходимо не только выработать в отношении криптовалюты тактические решения, но и постараться приобрести стратегическую глубину зрения — давайте же попробуем это сделать.

ОБЩЕСТВОМ ПРАВИТ ИНФОРМАЦИЯ

Криптовалюты, конечно, внесут свою лепту в постепенное уменьшение роли такого социального института, каким является национальное государство, и качественно повысят индекс системности и внутренней упорядоченности общественных отношений, ускорив начавшийся процесс глобализации. Мир уже давно начал объединяться на основе информации, поскольку информация — это сущность, которая обладает способностью к самостоятельному системообразованию и подчиняет этому процессу материальные системы. Информационные слияния происходят в наших головах и зачастую без участия сознания: информация ставит сознание перед фактом: информация А в силу внутреннего тяготения соединяется с информацией В и С — и все становится ясно. «Как это я раньше не додумался!» — восклицает человек, не подозревая, что информация существует в ментальном пространстве в качестве самостоятельной реальности и производит действия, которые воспринимаются нами как акты сознания и воли. Мы не будем пытаться раскрыть глубинные механизмы функционирования информации и психики — это предмет другого исследования, здесь достаточно понять, что информация обладает внутренней самостоятельностью и способна, используя особые материальные системы, проектировать реальность. Речь идет не о Боге как особой субъектной организации, в чьем ведении находится информация. В самом деле, не думаем же мы, глядя на четкую и слаженную работу муравьев, что сложнейшей системой устройства муравейника руководит некий муравьиный бог. В подобных случаях для анализа надындивидного управления имеет смысл использовать конструкции, родственные понятию ноосферы Вернадского, где усматривается феномен самобытия информации. Не будет лишним обратиться и к трудам философа Георгия Гурджиева, который исследовал феномен множественности «я» человека. Человек убежден в том, что решения принимает его собственное «я». Но какое «я»? Одно в семье, другое на работе, третье в дружеской компании и т. д. Ситуативность поведения человека наводит на мысль, что мы представляем лишь информационные комплексы, которые мозг так или иначе актуализирует, создавая ощущение осознанной субъектной бытийственности. Поэтому, когда мы говорим: «Я так решил» или «Власть так решила», не значит ли это, что на самом деле информация, существуя в основном своем объеме вне сознания и создав там предпосылки для превращения в мыслительную конструкцию, находит себе путь к осуществлению: она завоевывает место в голове того или иного человека, чтобы реализовать свое основное свойство, а именно: информация стремится быть. И в этом стремлении она производит закрепление содержания в материале сознания, а затем и внешней действительности, превращая отражение мира в фактор его эволюционного изменения. Таким образом, анализируя природу и перспективы развития криптовалюты в современном мире, мы должны признать, что в данном случае информация, произведя внутреннюю интегральную работу, породила особую информационную технологию, направленную на повышение индекса системности человеческого общества на пути его к созданию целостной человеческой цивилизации. И весьма симптоматичным в этом смысле является анонимность ведущей криптовалюты — биткоина. Кто его создатель? Его величество Информация.

КРИПТОВАЛЮТА — БЛАГО

Еще раз подчеркнем: именно информация определяет вектор движения общества. При этом она сама обусловлена исходным его состоянием. Через сотни тысяч и миллионы сознаний, мыслей, слов, устремлений она находит некий оптимум в головах отдельных людей. И мы должны понять, что криптовалюта не случайное, субъективно обусловленное явление — это порождение информации, которая стремится быть, при этом умножаться и распространяться. Как тут не вспомнить про мысль, которая овладевает массами и становится материальной силой? Нужно осознать, что именно информация сейчас нуждается в криптовалюте, и именно ей был нужен интернет, и ее детищем является глобализация. Все эти вещи понадобились информации, чтобы повысить свой потенциал присутствия в человеческом обществе. Мы намеренно используем понятийный арсенал, связанный с характеристикой сферы потребностей, наделяя информацию как бы субъектными свойствами. На самом деле способность информации в процессе системообразования формировать в снятом виде накопившиеся тенденции делает ее инструментом объективного преобразования мира.
Весьма поучительно, как в этом процессе разные комплексы информации взаимодействуют между собой. Ученые провели любопытный эксперимент: перед семимесячным ребенком разыграли сценку с игрушками: котенком и двумя щенками. Котенок пытался достать из коробки лакомство, а два щенка сидели слева и справа от коробки — один всячески мешал котенку открыть коробку, а другой, наоборот, помогал. Как вы думаете, к какой игрушке тянулся ребенок? Конечно же, к доброму щенку, который помогал котенку. Даже в трехмесячном возрасте ребенок охотнее идет на руки к человеку, который на его глазах помогает что-либо создавать, а из рук злого, деструктивного персонажа — с криком вырывается. Это является наглядным примером того, какая информация побеждает, хорошая или плохая, и в чем имеет смысл усматривать объективность развития.
Биткоин — информация, раскрепощающая человеческую энергию, увеличивающая материальное богатство и силу общества в решении исторических проблем. Можем ли мы найти конкурирующую информацию и актуализировать ее, противопоставив биткоину? Конечно, если, например, закроем свободный доступ в криптовалютное пространство — разрешим операции с биткоинами только юридическим лицам со специальной правосубъектностью, как это предлагается сейчас. Я убежден, что торговля на криптовалютных биржах и использование криптовалюты в гражданском обороте — это общецивилизационный процесс, в котором все субъекты права равны между собой. Наказания за валютные операции мы уже проходили в своей недавней истории. Нужно дать обществу возможность начать действовать, чтобы понять, чем для него будет являться криптовалюта — благом или злом, и соответственно выстроить правовые механизмы регулирования этих отношений. И желательно делать это без лицемерных воздыханий о судьбе обманутых жертв пирамид. Лучше позаботиться о том, чтобы начисто убрать с улиц микрофинансовые организации с макрофинансовыми процентами.

РОССИЯ ДЕЛАЕТ ВЫБОР

Те мысли, которые в той или иной форме сегодня звучат на государственном уровне, позволяют надеяться, что Россия все-таки повернется в сторону новой экономики. В воздухе (государственном) носится идея сделать нашу страну мировым центром майнинга, потому что у нас для этого в избытке есть ключевой ресурс — электричество. К тому же к лету мы ждем законопроект о цифровой экономике. Излишне говорить, что время нас торопит, а мы демонстрируем свою всегдашнюю невосприимчивость к информации. Национальная черта? Все ведущие мировые экономики начали легализацию криптовалютных отношений. Иными словами, все свидетельствует о том, что информация уже решила, что общество пойдет по пути совершенствования валютного строительства и преодоления отчуждения людей от устройства и работы экономического механизма. Информация вовлекает экономику в саму ткань жизни, создавая условия для социального, а затем и космического главенства живой материи. Информационные подсказки находят себе путь в наши головы в том числе и через такие инструменты, как интернет, который за каких-то 10–15 лет полностью изменил нашу жизнь. Незаметно, деликатно, без всяких революций он сделал так, что информационная близость людей из разных стран возросла в тысячи раз. Криптовалюта также является объединяющим средством, увеличивающим многократно когерентность усилий общества, а, следовательно, мощность и эффективность его деятельности. Поскольку процесс обладает огромной энергетикой, нужно быть готовыми к тому, что в этой сфере появится целый класс различного рода нарушений существующего правопорядка. Не следует надеяться на стерильность возникающей реальности. Мы должны это понимать и суметь защитить то, что призвано сделать нашу жизнь лучше. И на биткоины будут строится заводы, и станем оплачивать в биткоинах обычные покупки, и увидим, что криптовалюта состоялась и начался переход человечества к новому этапу своего развития.