rus / ita

Ювелиры создают эпоху

8 / 2017 RUS / ITA
Ювелиры создают эпоху
Марк Балдин дизайнер ювелирных изделий
Оказывается, вещь, имеющая поистине эпохальное значение, может быть создана и под конкретного человека, отражая его образ и внутренний мир. Сам Марк Балдин такие украшения называет «ментальными».

 СТИЛЬ: Марк, что такое «ментальное украшение»?
МАРК БАЛДИН: Это арт-объект, который сочетает в себе три фактора: психологический, астральный и эстетический, а также имеет художественную и даже определенную историческую ценность. Ювелирные украшения — это альфа и омега цивилизации: если бы мы начали писать историю дамского туалета, то должны были бы начать ее с украшений. В психологии этого туалета есть один очень важный вопрос, еще не решенный: начали ли женщины сначала одеваться, а потом украшать себя или наоборот. Последнее кажется наиболее вероятным, потому что во всех зарождающихся обществах женщины не имеют одежды, но носят браслеты, кольца в носу, на губах, на щеках, в ушах. Украшения эти делаются из раковин, птичьих перьев, костей, металла. Доказано, что кольцо, прежде чем перейти в туалетную принадлежность, имело в древности символическое, мистическое, волшебное значение. Были кольца, означающие власть, почесть, благородство происхождения. Королевское кольцо, передаваемое другому, означало, что с ним передается власть. Вообще, в истории с ювелирными украшениями связано очень много интересных, мистических событий. Еще не так давно ювелирное украшение для человека было связью с Природой, с Богом, со Вселенной. Ювелирные украшения являлись диалогом с внешним Миром. В период культа гламура ювелирное украшение приобрело единственное назначение — блеск, с пустотой внутри. Хотя на самом деле ювелиры создают эпоху. Пройдет десять лет – и предметы быта придут в негодность, сто лет – и истлеет одежда, облетит красочный слой картин, тысяча лет – и исчезнут города и страны, сто тысяч лет – и сменятся цивилизации, и признаки некогда могущественных государств превратятся в пыль. Свидетельства наших достижений (андронные коллайдеры, гаджеты, нано-технологии) исчезнут без следа. И только драгоценные металлы и камни останутся в неизменном состоянии спустя миллионы лет, так как они устойчивы к самым агрессивным средам.
Вплетая драгоценный камень в орнамент, ювелир создает вечность, лицо Времени того общества, в котором живет. Именно по драгоценностям потомки будут судить о нашей жизни, насколько мы были развиты.
Вы хотите вернуть такой подход к ювелирному искусству?                                                                                                                                                          
Во всяком случае, я хочу предложить более глубокий, серьезный, может быть, даже философский подход, чем тот, который принят в нашей профессии сегодня. Реальность такова, что сегодня, покупая ювелирное украшение в магазине, бриллианты на заводе или инвестиционную монету в банке, человек должен понимать, что эти ценности почти невозможно продать: покупатель на них вряд ли найдется, а продавец примет назад в несколько раз дешевле. Большинство украшений, выпущенных всего 20 лет назад, уже никому не интересны — они идут на переплавку, так как чистое золото всегда можно купить, продать или сохранить. Более того, надевать на себя множество безликих украшений сегодня считается дурным тоном — людям хочется чего-то необычного, интересного. Стоит кому-то надеть фамильное украшение, и этот человек уже обращает на себя внимание. А украшение, сделанное специально для этого человека, не просто говорит о его достатке, статусе, а отражает его жизненную философию и, безусловно, вызывает интерес у окружающих.
 А в чем разница между украшением, просто сделанным на заказ, и ментальным украшением?
Это более детальная и более длительная работа. Этот опыт мне интересен, так как в данном случае я работаю и размышляю вместе с заказчиком исходя из его приоритетов — эстетических, мировоззренческих, астральных. Я не исключаю, что на каком-то этапе может подключиться астролог. Мы можем подобрать металлы и камни, которые подходят конкретному человеку, заряжают его энергией или защищают. Такое украшение может выполнять функцию оберега, талисмана, а может нести в себе некое зашифрованное послание, имеющее сакральный смысл для заказчика или обращенное в будущее. Человек после жизни оставляет память о себе, и чем масштабнее (значимее) личность, тем дольше люди помнят о нем. Таким образом, ментальное украшение — это психологический, астральный и эстетический портрет человека, выполненный из драгоценных металлов и камней. Как часть души в нетленных материалах.
В своих работах я часто использую орнаменты, особенно восточные: персидские, арабские, турецкие, мавританские. Ислам запрещает изображать людей и животных, поэтому искусство ислама очень разнообразно в беспредметном декоре. Среди заказчиков спрос на искусство Востока растет. Также огромное значение имеет геометрия украшения. В моей работе был период, когда я занимался авангардным искусством, и в то время мне особенно нравилось играть с формой: например, зашифровать в геометрии украшения загадку для его владельца с условием, что разгадка принесет счастье. Кроме того, форма украшения позволяет закладывать в него куда более глубокие смыслы, чем значение камня или металла, и это тоже гораздо более интересная и значимая работа, чем индивидуальный дизайн украшения под заказ.
Кто заказывает такие вещи? 
Опыта создания ментального украшения в полном смысле этого слова у меня еще не было, но мне очень хочется это сделать. В основном моими клиентами являются состоятельные люди из Москвы и Санкт-Петербурга — чаще всего, это люди, в круг общения которых входят профессиональные искусствоведы Кремля или Эрмитажа. Дело в том, что Музей Московского Кремля стабильно покупает мои работы: только в Оружейной палате на сегодняшний день хранится двенадцать моих украшений. Мои вещи также хранятся в коллекции Эрмитажа. Очевидно, эксперты видят в моих изделиях историческую и художественную ценность, а заметив в коллекции искусствоведа мое изделие, и другие люди понимают, что это необычная вещь, и приходят ко мне. Часто покупают сразу два украшения и больше. Сейчас стало модно приобретать небольшие коллекции от одного ювелира — так называемые парюры. Недавно одна московская дама заказала у меня такой гарнитур: три кольца, два браслета, колье и серьги.
А мужские украшения вы делаете?
Это особенно интересная работа, хотя и более сложная: далеко не каждый мужчина будет носить замысловатые орнаменты, и нужно придать вещи уникальность, используя только законы геометрии и свойства камня. Но я люблю решать подобные задачи – можно сделать кулон, крест или печатку, которая действительно будет имиджевой вещью для своего хозяина.
 Большинство ваших украшений очень необычны — объясните, чем они притягивают людей?
Хоть я и занимаюсь декоративно-прикладным искусством, мне посчастливилось создать свой стиль, найти почерк, непохожий на другие. Наверное, если бы я не стал ювелиром, то стал бы архитектором — строил бы необычные авангардные дома, висящие в воздухе… подобные тем, что создавала, например, Заха Хадид. Не так давно специалист в области ювелирного искусства Жюльет Вейер де Ларошфуко выпустила книгу «Ювелирный дизайн XXI века», где много рассказывается о великом ювелире Артуре Розентале, — считается, что многие дизайнеры до сих пор черпают свои идеи из его работ. Так вот, Розенталь говорил: «Если женщина считает мои серьги очень тяжелыми, значит, они ей не нужны». В данном случае мастер идет от себя. Я же все-таки иду, в первую очередь, от человека, для которого делаю украшение. Так, например, я нашел технологии, которые позволят порадовать женщин, привыкших носить крупные серьги: украшения диаметром 10 см с драгоценными камнями весят не более 6 граммов, вместо привычных 12–15 граммов. К слову, мои работы тоже войдут в книгу, но уже другого автора — сейчас она готовится к печати.
Как вы думаете, ментальное украшение может изменить судьбу человека?
Я абсолютно точно знаю, что мои украшения меняют людей — каждого по-своему.
Над чем вы работаете сейчас?
Помимо текущих ювелирных проектов, я развиваю направление настольной скульптуры, о котором начал думать еще в 2007 году. Год назад идея нашла свое воплощение, и сейчас я заканчиваю работу над первой скульптурой под названием «Поцелуй Химеры». Это очень сложная работа. Я думаю и далее развивать интерьерное направление.