rus / ita

Я хочу обратиться к лидерам крупнейшего города Сибири

8 / 2017 RUS / ITA
Я хочу обратиться к лидерам крупнейшего города Сибири
Томас Зандерлинг главный приглашенный дирижер Национального филармонического оркестра России и Симфонического оркестра города Осаки, главный дирижер Академического симфонического оркестра Новосибирской государственной филармонии
Опираясь на свой международный опыт, маэстро Томас Зандерлинг рассказал, что конкретно нужно сделать, как поднять престиж (а значит, и экономику) Новосибирска за счет классического искусства.

СТИЛЬ: Томас Куртович, мы считаем свой город столицей Сибири, в том числе и культурной. Как вы считаете, это обоснованно?
ТОМАС ЗАНДЕРЛИНГ: Без сомнения, Денис Мацуев, несмотря на то что он иркутянин, говорит, что культурная столица — это Новосибирск. И с этим нельзя не согласиться, ведь так сложилось исторически. Родители рассказывали мне*, как в трагические дни войны в Новосибирск были эвакуированы Ленинградский филармонический оркестр, Александринский (бывший Императорский) драматический театр и Театр кукол Сергея Образцова, началось строительство оперного театра. Все это дало городу мощный культурный рост и определило дальнейшую стратегию его развития. А с появлением в конце пятидесятых Сибирского отделения Российской академии наук Новосибирск, на мой взгляд, приобрел статус международного центра искусства и науки. Эту мысль я выражал уже тогда, когда меня приглашал в свой оркестр Арнольд Михайлович Кац. И сегодня, когда в городе работает очень хороший концертный зал (Государственный концертный зал имени А. М. Каца — прим. ред.), проводится масштабный Транссибирский Арт-фестиваль с участием мировых звезд музыки, есть великолепный симфонический оркестр и балетная труппа, ряд замечательных театров, Новосибирск является настоящим культурным центром на территории от Урала до Тихого океана.
Можно ли измерить качество культурного контента, который производится сегодня в Новосибирске, на российском и мировом уровне?
Давайте в качестве примера возьмем Новосибирский симфонический оркестр. Сегодня он входит в число ведущих симфонических оркестров России в числе оркестров Москвы и Санкт-Петербурга. Я хорошо знаю столичные оркестры и оперные театры — я в них работал, поэтому мнение мое абсолютно объективно. Если говорить о традиционных точках отсчета на международном уровне, а именно о Берлинской и Венской филармониях, то, по моим ощущениям, Новосибирский симфонический оркестр, который существует уже 62 года, приближен к ним и по качеству, и по значению. Первый абонемент на сезон 2017–2018 у нас уже распродан, второй почти распродан — поверьте, немногие города в мире могут похвастаться таким спросом на классику.
А почему мерилом культурного уровня города считается именно классика?
В фойе Новосибирской филармонии долгое время висела цитата Бетховена: «Музыка — это откровение более высокое, чем мудрость и философия». И великие философы: Шопенгауэр, Ницше, Кант — всегда понимали и чувствовали особое значение музыки. Я не очень люблю бросаться цитатами, но следующие мысли считаю ценными. Шопенгауэр говорил, что музыка — это послание человеку из другого, неосязаемого мира. Все, что связано со словом и предметностью, Шопенгауэр считал лишь очертанием той сущности, которую определяет высшая воля, и эту высшую, божественную волю передает лишь великая музыка. Ницше считал, что жизнь без музыки — это ошибка. А у Канта есть мысль о том, что внутренняя, духовная сторона — это особая суть музыки, недоступная другим видам искусства. Эти умозаключения имеют практическое подтверждение. Недавние исследования доказали, что дети, которые занимаются музыкой (причем не обязательно в системе академического музыкального образования), имеют более высокую успеваемость и в других предметах — они в целом более интеллигентны, чем их сверстники, не имеющие музыкального воспитания. Почему это происходит — непонятно, но сам факт абсолютно доказан. И теперь, понимая, насколько важен для общества постоянный доступ к качественной классической музыке, мы можем подумать, как еще можно усилить этот ресурс в Новосибирске.
А как это делают в других культурных столицах?
Искусству нужна поддержка, потому что это не та отрасль, которая может полностью себя окупать. Выражаясь по-английски, наша любимая прекрасная музыка — это non profit. К этой же категории относятся и вся культура, и образование, и здравоохранение, то есть самые нужные обществу вещи. Если мы посмотрим на ситуацию в развитых странах (в число которых Россия несомненно входит), то увидим следующие экстремумы: в США культура государством почти не поддерживается — этим занимается в основном частный бизнес, а в Германии на развитие культуры идет 5% национального бюджета. Мало того, недавно правительство Германии объявило, что финансирование культуры вырастет на 23% и составит уже 6% от национального бюджета. И даже несмотря на такую высокую поддержку культуры государством, идет дискуссия о так называемом «двойном субсидировании». Речь идет о том, что государство справиться со всеми задачами в отрасли культуры уже не может, а значит, необходимо обратиться за поддержкой к производственным предприятиям и банкам. Абсолютно ясно, что России это тоже необходимо, и, к моему глубокому удовлетворению, президент России отразил эту идею в обновленной Стратегии национальной безопасности 2015 года. Меня очень порадовало, что глава государства понимает значение культуры и искусства и ставит их в основу развития здорового и благополучного общества. Кстати, в тексте Стратегии присутствует тезис о том, что государственных вложений для поддержки культуры недостаточно, поэтому на помощь нужно привлекать частный капитал.
Что именно для этого нужно?
Поскольку я вступаю в должность главного дирижера Новосибирского симфонического оркестра, я могу быть более конкретным в рамках нашего разговора. Итак, я хочу обратиться к лидерам новосибирского бизнеса с тем, чтобы искусство вышло навстречу частному капиталу, как это происходит, например, в Англии или в США. Я думаю, что и бизнесменам будет гораздо интереснее в учреждениях культуры общаться не с администраторами, а с артистами, с творческой элитой, вместе с которой можно создавать по-настоящему интересные и значимые проекты. Я приведу примеры таких проектов. Меня связывают теплые отношения с London Philharmonic Orchestra и London Symphony. И если, придя туда на концерт, вы почитаете программку, то обнаружите, что определенные позиции в оркестре: первая скрипка, труба, фортепиано — поддерживаются коммерческими предприятиями или частными лицами. Это нормальная практика в большинстве западных стран. В Англии и в Америке вообще ни один серьезный концерт и ни одно турне не обходятся без спонсоров и на афишах всегда есть подпись: «Этот концерт возможен благодаря…» Я убежден, что для бизнеса это самая красивая имиджевая история, которую только можно представить.
Чем может помочь частный капитал новосибирским музыкантам?
В России, в частности в Новосибирске, бизнес должен помочь решить кадровые проблемы и заодно поднять престиж профессии музыканта — поднять статус людей искусства и поддержать их материально. Проблема кадров для России глобальна: музыканты уезжают туда, где есть более выгодные условия работы, и эта тенденция достигла очень тревожных масштабов. У нас есть очень талантливый молодой валторнист, который, минуя Новосибирскую консерваторию, уже занимается в консерватории города Люцерна, в Швейцарии. Можно считать, что для России этот музыкант уже потерян, и таких примеров немало. В Москве уже обсуждается вопрос о том, чтобы приглашать музыкантов из-за границы, — это же вопиющий факт! К нехватке кадров прибавляется еще и то обстоятельство, что статус людей в искусстве: оркестранта, танцовщика в кордебалете, участника хора — в трудные для страны годы понизился. Учебные заведения делятся печальной статистикой о том, что заниматься музыкальным искусством идут все меньше и меньше молодых людей. Мы должны взять эту ситуацию в руки и начать поддерживать таланты, которые рождаются на этой земле.
Безусловно, мы должны показывать публике отличных солистов высшего класса, и, кстати, такая традиция в Новосибирске есть. Посмотрите афиши в коридорах филармонии: здесь были Ойстрах, Рихтер — ведущие в советское время солисты. Это прекрасно, это говорит о высокой оценке нашего оркестра. Даже несмотря на то что в городе не было приличного зала, знаменитые исполнители приезжали, потому что им было интересно сыграть с новосибирскими музыкантами. Но надо учитывать, что в СССР у них была государственная ставка, а сейчас их труд должен кто-то оплачивать. Недавно нам удалось пригласить талантливого валторниста из Москвы, но хороших солистов и хороших дирижеров, по-настоящему интересных публике, должно быть гораздо больше, а на это нужен бюджет. В то же время и нашему оркестру, и театру оперы и балета, которые известны за границей и практически являются послами Новосибирска в мире, необходима помощь, чтобы коллективы могли летать на гастроли. Я еще раз хочу подчеркнуть, что новосибирский симфонический оркестр и новосибирский балет — это бренды международного уровня, и они должны иметь возможность достойно представлять Сибирь в разных городах и странах, а сейчас порой не хватает даже инструментов. При этом качественные инструменты в России почти не производятся, а за границей стоят достаточно дорого. Я уже не говорю о нотах. Когда я был маленьким, мой отец-дирижер покупал партитуры во время гастролей и их расписывали на множество копий. Теперь, когда Россия вошла во Всемирную конвенцию по авторскому праву, делать это нельзя — за исполнение произведений, на которых есть копирайт, надо платить. Кстати, в этот список входит Рахманинов и многие-многие ценные произведения, которые должны слышать новосибирцы. Я перечислил лишь наиболее острые проблемы — те, что обсуждаются на всех уровнях отраслей культуры. И в решении этих проблем нам очень нужна помощь — в интересах города, страны, нации. Я думаю, что при Новосибирской филармонии или при министерстве культуры должен быть создан бизнес-клуб, где искусство и бизнес смогут вести конструктивный диалог, для того чтобы взаимно усиливать друг друга и сотрудничать в целях процветания Новосибирского региона.

* Отец Томаса Зандерлинга, дирижер Курт Зандерлинг, в годы Великой Отечественной войны находился в Новосибирске в эвакуации вместе с симфоническим оркестром Ленинградской филармонии.

Театры, в которых дирижировал маэстро: Венская государственная опера, Берлинская государственная опера,
Баварская государственная опера, Гамбургская государственная опера, Берлинская комическая опера, Большой театр, Мариинский театр, Королевский театр Дании, Финская национальная опера, театр «Ла Фениче» в Венеции, опера Ниццы