rus / ita

«С широко закрытыми глазами»

8 / 2017 RUS / ITA
«С широко закрытыми глазами»
Виктория Левченко заслуженная артистка России, актриса Новосибирского государственного академического драматического театра «Красный факел»
Глубокий, порой философский, откровенный разговор о потерях, вдохновении, любви и отношениях.

СТИЛЬ: В 2008 году вы сказали: «Вообще, потери обогащают, позволяют быть щедрой». Какой смысл для вас несет эта фраза?
ВИКТОРИЯ ЛЕВЧЕНКО: Безусловно, я могла такое сказать. Видимо, эту фразу я где-то услышала или прочитала, и она показалась мне очень близкой по ощущениям. Потери бывают разными: то, что в данный момент жизни мы воспринимаем как нечто масштабное, в будущем может стать для нас совершенно незначительным. Или «перекрыться» чем-то еще более масштабным. Например, человек может расстаться с любимым и чувствовать внутри невыносимую боль и пустоту, которые всё же не могут сравниться с реальным уходом родного человека из жизни. В такие моменты, к сожалению, всё остальное кажется совершенно неважным, ненужным, и весь свой дальнейший жизненный путь ты проходишь, воспринимая мир через призму этих потерь. Потому что иначе — никак. А про щедрость… Раньше я могла себе позволить, стоя в общественном транспорте и наблюдая за людьми, подумать так: «Какая красивая от природы женщина, но в глазах — грусть, а на душе чувствуется тяжесть. Ей бы просто улыбнуться, отпустить ситуацию, и всё будет хорошо!» А потом, пройдя через определенное количество потерь и разочарований, я поймала себя на мысли, что в некоторых моментах я абсолютно такая же, как та дама, и ничего не могу с собой поделать — эту печаль, это опустошенное состояние невозможно преодолеть, просто взяв себя в руки. Даже если бы за мной, как в Голливуде, ухаживали тысячи стилистов, визажистов, у меня был бы огромный гардероб и ежедневные светские рауты. Сейчас я могу понять и принять практически любого человека. Иногда, когда я вижу незаметные или заметные страдания даже незнакомца, я могу подойти и как-то поддержать или просто поговорить. Вот в чем выражается щедрость в данном случае. Конечно, лет в восемнадцать–двадцать у людей зачастую нет яркого отрицательного опыта, а если и есть, то психика еще достаточно юна и крепка, чтобы его выдержать. Это приходит только спустя годы.
А, кстати, тогда, в 2008 году, эта фраза относилась к вашей профессиональной деятельности, вы говорили о том, что важно «не держаться» за уже снятые с репертуара спектакли.
Да, может быть. Наверное, это был как раз тот период, когда многие актеры «Красного факела» уехали в Москву, а из репертуара ушли несколько по-настоящему близких моему сердцу спектаклей. Ведь, знаете, есть вещи, которые «откликаются» в душе артиста, а есть те, которые воспринимаются как работа. И вот когда сразу несколько постановок убрали в один миг, видимо, образовалась некая пустота, которую я и имела в виду. Чувствуете разницу: насколько глобально я восприняла эту фразу сегодня и какое значение она несла для меня почти 10 лет назад (смеется). Тогда я поняла, что театр — такая сиюминутная штука, которую нужно просто принять, и не цепляться за то, что уходит безвозвратно.
В том же интервью вы говорите: «Сейчас, к сожалению, нет ролей, которые бы меня вдохновляли». Какова ситуация сегодня и что вдохновляет вас помимо театра?
Сегодня я отношусь к спектаклям немного иначе. Меня стала больше интересовать тема моего персонажа, то, что он несет, что я могу сказать через этот образ. Конечно, мне хочется работать с талантливым режиссером и художником, и чтобы получился хороший целостный спектакль, в котором каждый существует гармонично. А если говорить, что меня еще вдохновляет, то это мое детство. Не знаю почему, но я часто мыслями возвращаюсь в этот беззаботный период, помню его четко, практически детально. Постоянное гуляние во дворе, природа, друзья, домашние животные, резиновые сапоги… Детство было настолько насыщенное, что до сих пор своей энергией может вдохновлять и питать меня. Еще очень наполняет, когда спектакль проходит успешно. В том смысле, что всё как-то совпадает: зритель, ты, партнеры — всё. Это не объяснить ничем, потому что в один день, играя на сцене, ты уходишь окрыленный, а на другой (после той же самой постановки) не чувствуешь ничего особенного, просто радость, что всё прошло без заминок.
Верите ли вы, что можно достигнуть успеха, просто делая свое дело, хорошо, профессионально, не зацикливаясь на славе и узнаваемости?
Это было бы идеально. Нужно быть крайне счастливым человеком, чтобы одновременно создалась нужная среда, как говорят, сошлись звезды, у человека была цель и он знал, как к ней прийти. Я не думаю, что всё в наших руках, — его величество случай никто не отменял, хотя и здесь можно сказать, что всё уже продумано, прописано где-то там, сверху.

Я часто мыслями возвращаюсь в этот беззаботный период, помню его четко, практически детально. Постоянное гуляние во дворе, природа, друзья, домашние животные, резиновые сапоги… Детство было настолько насыщенное, что до сих пор своей энергией может вдохновлять и питать меня

Это очень сложный вопрос, но одно я чувствую точно — иногда человек просто бессилен. Я всегда шучу, что одних актеров мы помним, а других нет, потому что одни имели близких, друзей, которые продолжают нести память о них, а другие не имели — вот и вся разница. Если вспомнить моего любимого драматурга Антона Павловича Чехова и говорить поэтическим языком, рождаясь, мы приходим в некий, пока что пустой, сад. Мы начинаем жить, «копаться» в этом саду — у кого-то вырастают яблоки, у кого-то апельсины, у кого-то много душистых цветов. И никто не знает, что останется в этом саду после ухода его хозяина. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы мой сад был наполнен красотой и свежестью. Но все-таки на данный момент для меня важнее, чтобы в моей сегодняшней жизни сохранялась гармония.
Что для вас является гармонией?
Ох, это, наверное, внутренняя неуспокоенность и в то же время внешнее спокойствие и беззаботность. Это когда ты внутренне постоянно в движении — у тебя есть планы, цели, мечты, но при этом ты не докучаешь своими делами окружающим, не вносишь ни в свою, ни в чужую жизнь хаос.