rus / ita

Музыка – это всегда обмен идеями

7 / 2017 RUS / ITA
Музыка – это всегда обмен идеями
Денис Мацуев народный артист РФ, пианист-виртуоз, музыкально-общественный деятель
28 сентября Денис Мацуев выступит в Новосибирске на сцене Государственного концертного зала имени А.М. Каца с новой сольной программой, а 29 сентября поклонников таланта знаменитого пианиста ждет уникальное джазовое шоу «И классика, и джаз».

СТИЛЬ: Денис Леонидович, обычно академические музыканты скептичны по отношению к джазу. У вас не было подобного ощущения?

ДЕНИС МАЦУЕВ: Нет, не было никогда. Джаз — это отдельный вид искусства. Не лучше, не хуже. Просто другой. В моей семье джаз звучал всегда. Благодаря отцу я с самого детства слушал записи великих джазменов. Как раз его, музыкального педагога и композитора, легко можно назвать джазовым музыкантом. Но сам про себя я никогда не рискну так сказать, я все-таки классический музыкант, который любит импровизацию. Это, кстати, одна из тех вещей, которая роднит классику с джазом, — умение импровизировать. Блестящий концерт — всегда синтез результата кропотливых репетиций и импровизации уже на сцене. То, что мы играет с моими друзьями и давними партнерами по сцене, – это скорее приношение джазу, свидетельство нашего восхищения этим великим искусством.

Что объединяет поклонников этих двух музыкальных направлений?

Я бы сказал, что объединяет хороший вкус в музыке, любовь к импровизации и драйву. И, наверное, зрелость личности. И то и другое искусство требует от публики не только музыкальной «наслушанности», но и способности сопереживать, анализировать собственные эмоции, находить в собственном опыте отражение мыслей и чувств, которые вкладывают в музыку сначала композитор, а затем и исполнитель.
Музыка — это всегда разговор и обмен идеями: с партнерами по сцене, с публикой, с самим собой, с любимой девушкой, которая сидит в этот момент в зале. Классическая музыка неисчерпаема с точки зрения смыслов и эмоций. Бывает, ты выходишь на сцену, например, со Вторым концертом Прокофьева, и «музыкальная магическая химия» с этим конкретным залом, оркестром и дирижером открывает тебе совершенно новое содержание, о котором до этой конкретной секунды ты и не подозревал. Откровение, прикосновение к чему-то, что находится за пределами обычного человеческого бытия. Это то, ради чего я готов выходить на сцену более 230 раз в год.

Композитор Роберт Шуман как-то сказал, что призвание художника — проливать свет в мрачные глубины человеческих сердец. А как бы вы могли сказать о своем призвании?

Мои родители с самого детства внушили мне одну очень мудрую и правильную мысль относительно предназначения — помогать и не обижать. Думается, что для призвания этого вполне достаточно, если подходить и к первому, и ко второму со всей ответственностью и серьезностью, — сибирское кредо.

Что касается призвания художника, могу сказать, что для меня концерт — это самое главное в жизни, это самое счастливое время дня. Все исполнители — проводники любви во времени между композитором, который музыку написал, и публикой. И поэтому я так счастлив, когда играю.

Вы как-то даже отметили, что музыканты, которые играют музыку Рахманинова, Прокофьева, Шостаковича, изначально не могут быть злыми и несчастными. Действительно ли музыкальные предпочтения могут многое рассказать о человеке?

Абсолютно убежден в том, что поход на концерт классической музыки — это тяжелая умственная и эмоциональная работа, человек должен быть подготовлен к тому, что там будет. Но если поймешь, что должен получить, уже не сможешь остановиться. Это как в живописи: ты не поймешь с первого раза, в чем прелесть или гениальность картины того или иного художника. То же самое с классической музыкой. Поэтому постоянный посетитель концертов классической музыки — это точно человек думающий и глубоко чувствующий.

Вы часто выступаете в Новосибирске. Как сегодня складываются ваши отношения с этим городом?

Каждый приезд сюда доставляет мне огромное удовольствие от встречи с прекрасной интеллигентной и очень хорошо подготовленной публикой. И, конечно, каждый концерт в Новосибирске я играю с особой ответственностью. Хоть я и иркутянин, не могу не признать, что в Сибири центром всегда был Новосибирск: здесь и консерватория, и большие традиции, и многие великие музыканты родом отсюда. В зале абсолютно неповторимая полетная, воздушная акустика, и играть здесь огромное удовольствие.

Сегодня среди успешных людей возвращается давно утраченная традиция благотворительности — и вы яркий тому пример. Создание международного культурного центра, благотворительные концерты и фонды — почему это для вас важно?

На мой взгляд, в нашей стране нужно менять отношение к слову «благотворительность». Во всем мире поддержка компаниями и отдельными деловыми людьми культуры приветствуется обществом, делает бизнес в его глазах социально ответственным и достойным уважения. У нас же слово «благотворительность» до сих пор вызывает у общества вопросы относительно целей жертвователей — не верят люди, что кто-то может захотеть без какого-то тайного умысла помогать развитию культуры. Есть подсознательное: если помогают кому-то просто так, значит что-то не чисто, надо проверить, откуда взялись средства. А если с источником финансирования всё нормально, начинаются неприятные дискуссии о том, почему помочь решили именно этому коллективу, а не другому. Для того чтобы в нашей стране развивалась культурная, во всех смыслах этого слова, благотворительность, нам как воздух необходим закон о меценатстве. Нигде в мире культура не является самоокупаемой сферой. Везде ей помогают: бизнес, меценаты, государство.

Надо очень четко отдавать себе отчет в том, что мы не проживем без культуры, если не будем слушать Чайковского, Рахманинова, Прокофьева, читать Чехова, Достоевского. Мы вымрем — сначала изнутри, а потом физически — как нация, способная что-то созидать. Потому что человек, развитый не только физически, но и духовно, по-другому относится ко всему — и к работе, и к близким. Я точно знаю, что после занятий музыкой у человека меняется картина мира в корне. И так же точно я знаю, что, к примеру, содержать детский самодеятельный оркестр в школе в разы дешевле, чем колонию несовершеннолетних.

Какими главными ценностями вы руководствуетесь на протяжении жизни? Кем они были заложены?

Конечно, родителями. Это одни из самых гениальных людей в моей жизни, которые всегда были и остаются для меня главным ориентиром в жизни. В целом я считаю, что талант родителей должен быть не меньше таланта их детей — это залог общего успеха. Именно благодаря родителям я научился относиться к любому статусу и отношению с иронией, будь то слава или ее отсутствие, похвала или критика.
Нельзя забывать и о терпении, в широком смысле слова. Непростое и вместе с тем очень важное качество. Умение добиваться результата, объяснять и последовательно доказывать в итоге свою позицию, постепенно менять устоявшиеся представления и мир вокруг, преодолевая предрассудки и сопротивление, учить и учиться.