rus / ita

Полемическая культура современной России

5 / 2017 RUS / ITA
Полемическая культура современной России
Никита Непряхин бизнес-тренер по аргументации и убеждению; публичным выступлениям и презентациям; противодействию уловкам и манипулированию, автор шести бестселлеров, ведущий авторской программы «Управление делами» на «Москва FM», ведущий программы «Кризисный менеджер» на телеканале «Домашний»
«Потихоньку мы меняем парадигму мышления людей, даем им реальные инструменты, с помощью которых они могут уже совершенно иначе и более продуктивно решать вопросы при возникновении спорных ситуаций».

СТИЛЬ: Никита, вы приехали в Новосибирск с мастер-классом на тему аргументации и убеждения, который проводите уже более 10 лет. В чем залог его долговечности — тренд рынка или ваш неиссякаемый интерес?

НИКИТА НЕПРЯХИН: Оба варианта оказывают влияние на мою программу. Безусловно, всё, что связано с темой убеждения, интересует меня еще с детства — ведь уже в достаточно молодом возрасте я решил, в какой профессии хочу реализоваться, — мой выбор пал на адвокатуру. И это не потому, что меня безумно интересовала юриспруденция, нет. Частично вдохновленный трудами Анатолия Кони и Федора Плевако, я был поражен, как это: человек выходит, приводит несколько доводов и полностью меняет решение не одного, не двух, а множества людей. Адвокатом я, как видите, не стал, несмотря на то, что получил полноценное юридическое образование, но частично моя мечта осуществилась, и всю свою профессиональную жизнь я изучаю феномен убеждения. Это с одной стороны. Если посмотреть с другого ракурса, то на данную программу, с которой я в этот раз посетил Новосибирск, по настоящее время существует достаточно большой спрос. Потому что бизнесу, прежде всего, нужно дать практичное решение текущих задач, а большинство из них зачастую находится как раз в русле аргументации и коммуникации.

По вашему мнению, почему у людей до сих пор существует потребность учиться грамотно коммуницировать? Может быть, в нашем менталитете заложено, что мы не умеем конструктивно решать вопросы?

В плане убеждения у нас, как у представителей северной ментальности, безусловно, есть свои особенности, к примеру, мы более других склонны рационализировать. Но ключевая проблема – в образовании. В наших школах вообще не существует культуры отстаивания своей позиции. Вы представляете, что будет, если ученик российской школы будет спорить с учителем или если он не заучит заданный текст, а перескажет его по-своему? Более того, наша система не поддерживает существование некой системы анализа и реформации со стороны учащихся: есть текст, который нужно прочитать, выучить, рассказать, — и, главное, не думать и не подвергать сомнению. Если мы посмотрим на западную модель обучения, то увидим совершенно другой подход: ученику дается текст, который он анализирует, выделяет самое главное; выступая, он может сказать, с чем согласен, а с чем готов поспорить. Да что говорить, у них существуют целые дебат-клубы, где дети, подростки и взрослые имеют возможность научиться полемике и отстаиванию собственной позиции. Поэтому, выходя на рынок труда, они умеют делать самопрезентацию, подбирать весомые, убедительные аргументы и вообще вести конструктивный диалог. Также я как представитель медиасферы могу сказать, что российское телевидение в этой отрасли тоже немало дров наломало. Потому что люди, видя по федеральным каналам программы, где, по идее, должны разбираться актуальные вопросы, а на деле все просто орут, формируют свое понимание нашей современной полемической культуры.

То, что проблема существует, понятно. Что с этим можно сделать?

Можно обсуждать этот вопрос на микро- и макроуровне. Если говорить о макроуровне, то, безусловно, нужно полностью модернизировать систему школьного образования. Именно поэтому основанная мною компания Business Speech на протяжении двух лет лоббирует на федеральном уровне введение в школьную программу обязательных предметов — логики и риторики. Сейчас в некоторых образовательных учреждениях эти дисциплины существуют, но исключительно в формате факультативов. На микроуровне понятно — это те мастер-классы, которые я провожу, а также работа с отдельными коллективами компаний. Таким образом, потихоньку мы меняем парадигму мышления людей, даем им реальные инструменты, с помощью которых они могут уже совершенно иначе и более продуктивно решать вопросы при возникновении спорных ситуаций. Наша компания также пишет книги, выпускает учебные фильмы, но, к сожалению, это лишь капля в море, поскольку тема достаточно глобальна.

Вы говорите, что корень данной проблемы в образовании. Но ведь если взять среднестатистическую российскую семью, то достаточно редко можно увидеть, что люди слышат друг друга и могут выстраивать конструктивное общение. Вам не кажется, что основа все-таки в семье?

Согласен, но здесь особо не играет роли, где причина, а где следствие. Почему мужчина и женщина между собой общаются именно таким образом? Потому что их нигде не научили иначе. Так мы снова возвращаемся к школе. В итоге получается замкнутый круг, ведь общение между родителем и ребенком сводится к «аргументам» по типу: «я так сказал, и точка», «так надо», «если ты этого не сделаешь, не пойдешь гулять» и т. д. Манипуляции, санкции, угрозы. Дети, воспитывающиеся в подобных условиях, впитывают полученные «знания» и применяют их в школе, в институте, на работе, с собственными детьми, и все начинается сначала. Но давайте не будем сильно нагнетать, во всем мире есть примеры подобного поведения, просто нужно стараться что-то изменить, и, мне кажется, мы уже встали на этот путь.

Человек, посетивший ваш мастер-класс, получает новые инструменты по взаимодействию с людьми и отстаиванию своей точки зрения. Что делать, если его оппонент еще не посетил ваш курс и не готов к конструктивному разговору?

В данном случае на первом месте должен стоять вопрос целеполагания: для чего мы коммуницируем? Схема возврата в конструктив всегда очень проста: напомните человеку, зачем вы вообще ведете этот диалог. Если нет общей цели, вы просто напросто ни к чему не придете. Мы можем наблюдать подобные случаи постоянно — в интернете, на кухне в квартире, на лавочке около дома, да та же ситуация на Украине. Когда у одного человека одно видение и одна цель, а у другого все совершенно противоположное, они не смогут прийти к компромиссу.

Изменилась ли направленность интереса людей в теме коммуникаций за последние несколько лет?

И да, и нет. Основной пул вопросов, задаваемых мне во время мастер-классов, остается неизменным уже много лет: людей особенно интересует тема деструктивного общения, манипуляций, так называемая «красная зона» коммуникаций. Но в последнее время стали задавать какие-то более осознанные вопросы: перед тем как прийти на мероприятие, люди самостоятельно глубоко изучают данную тему, знакомятся с моими работами, погружаются в суть вещей, о которых пойдет речь. Больше прикладных, бизнес-ориентированных, интересных вопросов, по которым сразу можно понять, что человек «в теме». В таком случае он приходит на мастер-класс не чтобы получить знания с нуля – для него наибольшей ценностью является услышать это от первоисточника, закрепить полученный материал, применить знания на практике, получить обратную связь и задать назревшие вопросы.

За счет чего подход людей к своему образованию изменился?

Ну, во‑первых, мне кажется, что это наконец-то стало частью нашей жизни: сегодня сходить на какой-либо тренинг и мастер-класс – обыденное дело. Во‑вторых, люди стали осознавать, что каким бы ты ни был профессионалом своего дела, мир настолько быстротечен, что рано или поздно появляется некая «зашоренность», требующая глотка свежего воздуха для дальнейшего развития. Ну и в‑третьих, все-таки кризисное время диктует свои условия: пусть даже стоимость подобных образовательных мероприятий не стоит каких-то великих денег, но это деньги, и за них хочется получить максимум «выхлопа».

Благодарим «Ассоциацию практикующих бизнес-тренеров» за организацию и помощь в проведении интервью!