rus / ita

Национальное традиционное искусство – основа государственной безопасности

5 / 2017 RUS / ITA
Национальное традиционное искусство – основа государственной безопасности
Игорь Решетников, министр культуры Новосибирской области, и Екатерина Ковалева, заслуженный работник культуры Российской Федерации, директор концертно-театрального центра «Евразия»
Почему в современном обществе вырос спрос на традиционное искусство – мы спросили у тех, кому в создании КТЦ «Евразия» принадлежит главная роль.

СТИЛЬ: Игорь Николаевич, для каких целей создавался концертно-театральный центр «Евразия»?

ИГОРЬ РЕШЕТНИКОВ: Сегодня в нашем городе профессионально представлены все основные направления искусства. Есть филармония, объединяющая множество академических коллективов, есть огромная палитра театров: театр оперы и балета, театр музыкальной комедии, кукольный театр, несколько драматических театров. В Новосибирске живут джаз и эстрада, классическая и современная хореография — у каждого из видов искусства есть своя площадка и свой зритель. И лишь любители национального искусства долгие годы были вынуждены ходить по разным площадкам и искать, где бы они могли прикоснуться к традиционной культуре своего народа. Поэтому создание знаковой площадки под брендом русской национальной культуры, на которой были бы представлены различные виды профессионального аутентичного искусства, было необходимо. В этом году на базе ДК «Строитель» состоялось официальное открытие концертно-театрального центра «Евразия», приуроченное к 80 летию Новосибирской области. Ведущим коллективом центра стал Государственный академический Сибирский русский народный хор как носитель культурно-исторического наследия нашей страны и настоящая визитная карточка Новосибирской области.

Вторая задача, которую решает КТЦ «Евразия», — это формирование единой городской культурной среды. Согласно закону Российской Федерации «О культуре», население города должно иметь равный доступ к культурным ценностям. А в Новосибирске знаковые учреждения культуры грамотно размещены в центральной части города — так, чтобы все жители имели к ним свободный доступ. С появлением КТЦ «Евразия» мы сделали культурную городскую среду еще более доступной для новосибирцев. И наконец, еще одна важнейшая цель, которой служит КТЦ «Евразия», — это формирование культуры межнациональных отношений, ведь легче всего одному народу понять другой через песню, музыку и танец.

Екатерина Федоровна, концепцию концертно-театрального центра предложили именно вы. Как у вас родилась эта идея?

ЕКАТЕРИНА КОВАЛЕВА: Идею организации подобного центра обозначило само время, в которое мы живем, а сформулировали, как ни странно, люди весьма далекие от культуры. Не секрет, что долгое время национальное искусство рассматривалось как искусство невысокого уровня — искусство застолья. Как бы нескромно это ни звучало, но до моего прихода в Сибирский хор только узкий круг любителей народного искусства знало его существовании. А когда его творчество стало модным, престижным и актуальным, вопиющая неосведомленность большей части населения о собственном национальном искусстве оказалась очевидна. Мы стали рассказывать зрителям о том, что испокон века в русском национальном искусстве существовало триединство музыки, песен и танца, что слово «хор» происходит от слова «хороводить», то есть водить, играть и при этом звучать. Люди начали понимать, что это не навязанное сегодняшним днем развлечение, а вековая гармония наших предков. Первым откликнулся наш зритель с активной жизненной позицией — тот самый, что путешествует по миру, посещает дорогие заведения и наблюдает мировую культуру. Сталкиваясь с этническими коллективами, в том числе с русскими, он начал напрягаться от того, что русское национальное искусство представлено на сцене совсем невзрачно, в то время как на самом деле у нас есть сильные профессиональные коллективы, которыми можно гордиться. Мне начали задавать вопросы: где можно постоянно слышать Сибирский русский народный хор? куда можно привести детей, пригласить почетных гостей? Мне нечего было предложить, ведь сегодня мы работали в филармонии, завтра в Доме ученых, а послезавтра где-то еще. И это было первым толчком к формированию той концепции, которую озвучил Игорь Николаевич.

Была и другая причина, в основе которой лежала уже моя личная амбиция. Я не музыкант, но я давно отметила для себя, как много общего в песнях и танцах разных народов. Армянский «Дудук» и наша «Лучина» — это ведь всё об одном. А кто бы мог подумать, что наши танцевальные трюки в части хореографической лексики идентичны с танцами народов Шри-Ланки? Это лишь подтверждает, что все мы – дети одного народа и все потуги на межнациональные распри, споры о том, чья нация стоит выше других, — от лукавого. Когда мы видим лучшие художественные образцы культуры человека, который метет у нас двор или работает на даче, мы понимаем, что за ним стоит великий народ со своими традициями, и любая агрессия уходит сама по себе. То же по отношению к нам чувствует и он. Мировая палитра национального искусства сама говорит нам: «Все мы – дети одного Бога».

Поэтому национальная культура легла в основу Стратегии национальной безопасности, которую президент России утвердил в 2015 году?

ЕКАТЕРИНА КОВАЛЕВА: Безусловно. Кроме того, президент отметил важный нюанс о том, что российскую многонациональную культуру всегда отличали открытость и дружелюбие. Мы видим тому подтверждение на гастролях Сибирского русского народного хора — зрителей из разных городов и стран, когда зрителей совершенно очаровывает глубочайшая философия, выраженная в русском народном творчестве. Эта философия необычайно доверительна, потому что наши песни сочиняла сама жизнь, потому что в этих песнях — правда. Издревле ни крестьянку, ни царицу не выдавали замуж без обрядовой песни, а в царских семьях все праздники сопровождались народными гуляньями и песнями. Народное искусство — это искусство равных. Вне статуса и вне иерархии, богатый и бедный, здоровый и калека — все едины в своих эмоциях, которые заставляют их испытывать вековые традиции, живущие в душе каждого. Это наш генетический код, то, что уже не сотрешь, и мы обязаны дать этому жизнь.

ИГОРЬ РЕШЕТНИКОВ: Я хотел бы отметить еще один важный постулат Стратегии национальной безопасности в части, касающейся культуры: нам необходимо переосмыслить роль культуры в развитии современного общества в целом. Именно культура должна стать естественным регулятором жизни, определять поступки людей, их отношение к своей стране, основы воспитания детей. Объединяющая сила русского искусства способна очень много сделать с точки зрения воспитания, с одной стороны, патриотизма, а с другой — открытости и восприимчивости по отношению к окружающему миру. Так что я полностью согласен с Екатериной Федоровной в том, что, если мы создадим единое межнациональное культурное пространство под брендом русского народного искусства, нам будет гораздо легче договариваться с нашими соседями на языке искусства.

Задачи государства абсолютно понятны, а что движет зрителями, которые сегодня приходят на встречу с традиционным искусством?

ЕКАТЕРИНА КОВАЛЕВА: Наш зритель — это думающий зритель, который приходит не просто интересно провести время. Он приходит за эмоцией достоинства, за ощущением самоидентификации, за чувством принадлежности к чему-то большому и великому, вне зависимости от того, русское это искусство, тюркское или еврейское.

ИГОРЬ РЕШЕТНИКОВ: А самые главные среди этих зрителей — дети, которые потребляют продукты национального искусства с полным доверием, понимая и сохраняя свою национальную принадлежность. Яркий пример — новогодние детские шоу, которые Екатерина Федоровна вместе со своим коллективом проводит в «Евразии». Мы не боимся слова «шоу»: оно звучит нормально в контексте нашего времени. Тем более, что Екатерине Федоровне удается очень органично выстроить их программу на основе русского национального материала, в которую вписываются и герои русских сказок, и современные персонажи, и все это подается с помощью инновационных инструментов с элементами светового и лазерного шоу. Дети, впечатленные таким насыщенным действием, запоминают, что такое русская тройка, чем отличаются баранки от сушек, понимают, что такое кокошник, кичка, венец и корона. Когда русский Дед Мороз выходит на сцену в костюме Санта-Клауса, дети кричат: «Не наш! Боярку давай!» Конечно, мы не призываем всех нарядиться в сарафаны и взять гармошки, но формировать традиционный образ жизни, традиционные ценности мы обязаны, и мы эту задачу выполняем.


ЕКАТЕРИНА КОВАЛЕВА: Я также заметила, что к нам стало обращаться много молодых пар по вопросам проведения свадебных обрядов в русской традиционной манере. Как только у нас сформируется достаточный штат, мы реализуем идею, потому что желающих «на рушник ступить, навек с другом быть в радости и в горе» оказалось очень много. Причем больше всего среди них молодых людей, которых мы называем интернет-поколением. Они не ходят на наши концерты, но они смотрят их на YouTube, пишут комментарии и отправляют ссылки своим друзьям — за эту молодежь я спокойна: у нее сформирована национальная идентификация. Нам же следует приводить в порядок наш концертный зал, чтобы его внешний вид соответствовал эстетическим требованиям современного зрителя. Пока наш фасад затянут баннерами, и мы мечтаем полностью обновить техническую часть, а также привести в порядок главную сцену концертного зала и театральный зал. Одним словом, мы дорого обходимся нашему государству.

ИГОРЬ РЕШЕТНИКОВ: Не дороже денег (улыбается). Культуру нельзя оценивать с точки зрения финансов: она имеет совсем иную ценность, и правительство Новосибирской области в этом смысле заняло совершенно правильную позицию. Мы находим понимание на всех уровнях власти, в частности, губернатор подчеркнул, что в культуру необходимо вкладывать деньги и мы будем это делать. Коль скоро КТЦ «Евразия» имеет такую мощную идеологическую концепцию, мы должны на базе этой площадки воспитывать и будущие поколения артистов. Профессиональное народное искусство не может развиваться без потенциала самодеятельного творчества, поэтому мы прилагаем огромные усилия для того, чтобы дети из самодеятельности могли заниматься на этой площадке, имели доступ к большой сцене и ощущали себя в контексте межнациональной культуры. Причем эти функции «Евразия» выполняет в рамках не только Новосибирска, но и Новосибирской области: на сцене нашего нового концертно-театрального центра мы проводим областные и региональные межнациональные фестивали, на которых находим новые таланты и показываем им возможные пути дальнейшего развития в профессиональных национальных коллективах.

Каковы перспективы развития КТЦ «Евразия» в будущем?

ЕКАТЕРИНА КОВАЛЕВА: Я верю в то, что этот проект получит блестящее развитие. Во первых, потому, что к нему проявляет интерес профессиональное культурное сообщество всей России. Мы принимаем на своей площадке такие профессиональные коллективы, как Красноярский ансамбль имени Михаила Годенко, Государственный академический Северный народный хор, Государственный академический Уральский русский народный хор и другие. На нашей сцене звучат голоса Бурятии, Тувы, Хакасии, Горного Алтая, Кубани, Башкортостана, Армении. В этом году при поддержке правительства Новосибирской области Сибирский русский народный хор будет давать концерты, посвященные 80 летию Новосибирской области, в Государственной академической капелле Санкт-Петербурга, театре «Русская песня» Надежды Бабкиной в Москве и на площадках еще в 15 крупных городах России.

А кроме того, Сибирь — это край каторжан и ссыльных. В этот суровый край шли люди, преступившие закон, или переселенцы, бросившие вызов своей судьбе. Аристократ и варнак, обменявшись ментальностью, харизмой и интеллектом, породили то, что мы сегодня называем «сибирский характер». Мои питерские друзья говорят, что сибиряк — это нация, потому что мы, жители Сибири, невероятно самодостаточны. Наша самодостаточность определяет нашу претензию на самый высокий уровень культуры. Нас не купишь балалайкой и драбаданом — мы хотим видеть лучшие образцы национального искусства. Только 12 городов России могут позволить себе иметь профессиональные народные хоры, и мы с нашим Сибирским русским народным хором, где занято около ста человек артистического и художественного персонала, — в их числе. Новосибирску нужен высокий уровень, он создавался как «уровневый» город: эвакуированная интеллигенция из Питера, десанты ученых, создававших Академгородок, сформировали наше представление о качестве культурного продукта. Поэтому нам, работникам культуры, общество предъявляет запрос на самое высокое качество, и у нас есть амбиция этот запрос удовлетворять, подтверждая культурный статус нашего города. Слава богу, у нас получается.

ИГОРЬ РЕШЕТНИКОВ: Я учился в Санкт-Петербурге, но когда в 1981 году приехал в Новосибирск, то влюбился в этот город и в Сибирь вообще. Здесь потрясающий уровень образованности и культуры, который люди с чисто сибирским упорством сохраняют, несмотря ни на что. Новосибирская область России стала единственным регионом России, отказавшимся сокращать количество юношеских библиотек; учебных заведений у нас больше, чем где-либо за Уралом, в их числе есть четыре музыкальных колледжа и единственная в Сибири консерватория. Я думаю, что КТЦ «Евразия» обязательно ждет успех, потому что он является естественным этапом культурного развития Новосибирска — города, имеющего столичный менталитет и достаточный потенциал, чтобы формировать вокруг себя уникальное культурное пространство, в основе которого лежит наша национальная история и наши традиции.