rus / ita

Мы поняли, что наш театр может работать на столичном уровне!

5 / 2017 RUS / ITA
Мы поняли, что наш театр может работать на столичном уровне!
Антонида Гореявчева директор Новосибирского государственного драматического театра «Старый дом»
В свой день рождения директор «Старого дома» Антонида Гореявчева уделила нам время, чтобы рассказать нам о секрете небывалого творческого успеха в истории театра.

СТИЛЬ: Антонида Александровна, первый успех — и сразу победа в двух номинациях. Как так получилось?

АНТОНИДА ГОРЕЯВЧЕВА: На самом деле это случилось не вдруг. Думаю, история движения к нашему успеху началась лет пять назад с постановки в нашем театре знакового спектакля «Трилогия» по пьесам Еврипида известнейшим итальянским режиссером Антонио Лателлой. Тогда мы увидели, что наша труппа готова решать такие сложные режиссерские задачи — готова в том числе и физически, потому что спектакль, помимо драматических задач, требовал музыкальной и пластической подготовки, к тому же его длительность более пяти часов. Это действительно физически трудно. Мы опасались, что такой протяженности не выдержит зритель, но, когда у спектакля появились фанаты, которые посетили его по 5–6 раз, мы поняли, что и зритель готов к экспериментам. Все эти годы «Трилогия» оставалась любимым зрительским спектаклем. Так же, как и другая работа Антонио Лателлы – «Пер Гюнт», попавший в лонг-лист «Золотой маски», – спектакль, в котором было уже меньше экспрессивной аттракционности, чем в «Трилогии», но был поворот в глубокий, напряженный диалог со зрителем. В 2012 году в нашем репертуаре появился спектакль «Ручейник, или Куда делся Андрей?» Семена Александровского — документальный театр, который на тот момент уже был трендом в Москве и Питере. Там подобные спектакли уже выходили и показывались на фестивалях, а в Новосибирске мы были первыми, кто открыл для зрителя документальный театр. Спектакль «Ручейник» получил приглашение на «Золотую маску» в программе «Маска плюс», и тогда мы впервые поехали на фестиваль как участники, поняли, что можем работать на этом уровне и у нас хорошо получается. Кстати, я в этом вижу не только нашу заслугу, но и заслугу нашего зрителя.

В каком смысле?

Новосибирский зритель — замечательный зритель: начитанный, «насмотренный», умеющий разбирать спектакли. И мы стали делать проекты, в которых общение актеров и зрителей становилось полноценной составляющей спектакля. Каждый показ спектакля «Ручейник» актеры и по возможности режиссер обсуждали со зрителями, порой отвечали на очень острые и прямые вопросы. Так было и со вторым проектом Семена Александровского в нашем театре — спектаклем «Элементарные частицы», текст для которого был специально написан драматургом Вячеславом Дурненковым по свидетельствам жителей Академгородка, тех, кто помнит, как создавалась это научная Атлантида и какими событиями была наполнена жизнь этого знакового места для нашего города. В итоге история вызвала большой интерес у зрителей и была номинирована на «Золотую маску» как спектакль малой формы. Думаю, что именно благодаря таким смелым, современным и честным проектам в нашем театре появилось много молодежи — прямо произошла смена зрительских поколений. И мы поняли, что работаем в верном направлении.

Одновременно у нас вели свои мастер-классы театральные деятели первой величины: Лев Эренбург, Александр Кузин, Сергей Федотов (его постановка в нашем театре «Сиротливый запад» также попадала в лонг-лист премии «Золотая маска»), адепт пластического и физического театра Максим Диденко. Такая насыщенная творческая жизнь и привела нас к двойному лауреату «Золотой маски» — спектаклю «Снегурочка». Думаю, уж теперь-то профессиональное театральное сообщество России точно знает, что не только в Москве и Санкт-Петербурге есть театры, которые делают что-то необычное, — есть такой театр и в Новосибирске!

Чем необычна «Снегурочка»?

Это формат на стыке оперы и драмы в жанре фантастической оперы. Классический сюжет Александра Островского в нашей «Снегурочке» выражен языком пантомимы, современной музыки, звучанием бытовых, на первый взгляд, предметов, являющихся частью сценографии, вокализом и даже дыханием. Над ним работала уникальная команда — невероятный сплав сильных, ярких личностей: режиссер Галина Пьянова, художник Антон Болкунов, режиссер по пластике Олег Жуковских, сильнейший художник по свету Александр Рязанцев, художник по костюмам Лена Турчанинова, которая увезла свою награду в Красноярск, и потрясающий российский композитор Александр Маноцков, тоже номинированный на премию. Они смогли по-новому и неожиданно рассказать известную историю, да еще и так, чтобы она была абсолютно понятна зрителю, — думаю, это и «зацепило» жюри в нашем эксперименте.

А где в театре проходит грань между экспериментом и полным абсурдом?

Я считаю, что на сцене можно раскрывать любые темы — только рассказывать их языком искусства. Но ни в коем случае никогда нельзя нарушать морально-этические нормы — для нас это табу. В этом смысле мы ориентируемся на внутренние этические принципы и, конечно, на зрителя, который ни разу не был эпатирован настолько, чтобы возмущенно уйти с ощущением грязи и пошлости. Иногда мы слышим такие отзывы: «Я чего-то не понял», «Надо прийти еще раз», «Наверное, это не мой материал» — и это нормально, люди должны спорить и сомневаться. Но радует, что они приходят снова, пишут интересные отзывы в соцсетях, открывают в наших работах то, чего мы даже сами не видели. Я даже думаю, что мы ведем еще недостаточную просветительскую работу, поэтому с этого сезона, помимо обсуждения спектаклей, мы введем цикл лекций для зрителей — о материале, который мы ставим, об авторах, жанрах, формах. Эти лекции ведут профессионалы в сфере искусства, и я думаю, что это полезно как для неискушенного, так и для знающего зрителя, который желает развить свое чувство прекрасного. А чтобы еще глубже погрузить зрителя в природу театрального процесса, мы создали лабораторию «Актуальный театр», где работаем как с начинающими, так и с известными режиссерами, делая буквально за несколько дней эскизные показы на совершенно незнакомом зрителю материале, — получается очень удачно. Таких лабораторий в Новосибирске до сих пор не было, в этом направлении мы стали первооткрывателями. И уже скоро на основе одного из эскизов этого года мы выпустим премьеру «Зулейха открывает глаза» по роману Гузели Яхиной (режиссер Талгат Баталов). А другой наш эскиз – режиссера Юлии Ауг по рассказам Анны Старобинец – уже получил приглашение на очень престижный фестиваль в Санкт-Петербурге «Точка доступа» — именно там состоится его премьера, и первыми нашими зрители станут питерцы.

Расскажите о своих впечатлениях о «Золотой маске» — каковы сейчас тренды в театральном мире?

Всего на фестивале было представлено около 220 работ. По моим впечатлениям, прослеживается спрос на мощные классические тексты: помимо нашей «Снегурочки», примером тому служили «Русский роман» литовского режиссера Миндаугаса Карбаускиса, «Гроза» Театра имени Маяковского — знаковые классические персонажи и сюжеты в нетривиальной подаче современных режиссеров.

У вас были серьезные конкуренты?

Да, мы были единственным нестоличным театром в номинации «эксперимент», да еще и с классическим текстом. Среди конкурентов были московский Электротеатр «Станиславский» с сильнейшей работой Хайнера Гёббельса, БДТ со спектаклем «Язык птиц», питерский Инженерный театр «АХЕ» и другие. Кроме того, у нас был очень серьезный состав жюри — 34 человека! Для меня такое серьезное профессиональное представительство служит показателем того, что мы сделали действительно очень качественную работу. Мы уже возили «Снегурочку» в Псков, где показывали ее на большой сцене Псковского академического театра на Международном Пушкинском театральном фестивале.

Как вы планируете развивать достигнутый успех?

Конечно, мы будем продолжать развиваться в экспериментальном направлении. Мы понимаем, что для города это делает только «Старый дом», причем делает на очень высоком уровне. Мы будем развивать нашу лабораторию «Актуальный театр» и всевозможные формы работы со зрителями. А поскольку у нас молодая и очень креативная команда, которая буквально кипит идеями, у нас есть мечта сделать свой фестиваль — Фестиваль камерных театров. В Новосибирске уже есть прекрасный «Ново-Сибирский транзит», но его задача — представить широчайший срез лучших постановок региона, а мы бы хотели создать фестиваль с определенным форматом, сфокусироваться именно на камерных спектаклях и экспериментальных постановках. Для этого уже абсолютно точно есть команда, которая справится с любой задачей, есть площадка, на которой мы уже делаем вещи, интересные столичным критикам. Теперь нужны средства.

Средства на что? Театр ведь сам зарабатывает.

Да, конечно, часть мы зарабатываем сами, но наша финансовая основа — это региональный бюджет. А потребности растут: если раньше мы обходились самым нехитрым оборудованием, то теперь для выступлений на качественно новом уровне и оборудование нужно другое. Зритель должен ощущать, что он приходит в современное театральное пространство, видеть, что мы идем в ногу со временем и эстетически, и технологически. Он должен чувствовать себя нужным, ощущать, что все, что мы делаем, мы делаем для него: все-таки мы прежде всего репертуарный театр и наряду с какими-то необычными вещами, экспериментальными, должны ставить и классику.

Чтобы каждый зритель мог найти в репертуаре свой спектакль?

Совершенно верно. Поэтому в этом сезоне у нас вышел очень мощный спектакль питерского режиссера Андрея Прикотенко по классическому тексту — «Вишневый сад», потрясающая работа невероятного мастера пластического театра Максима Диденко «Я здесь» по текстам Льва Рубинштейна, которая тоже выходит за рамки драматического театра и скорее похожа на вокально-визуальный перформанс. Эти постановки уже приезжали отсматривать эксперты «Золотой маски». Помимо этого мы выпустили спектакль и в любимом широкой зрительской аудиторией жанре детектива, и учли интересы поклонников комедии. Сезон мы завершим интеллектуальным материалом – культовым материалом новой драмы начала ХХ века — пьесой Гауптмана «Перед заходом солнца», над которой сейчас работает Антон Маликов, поставивший у нас «Недоразумение» Камю, с которым мы ездили на Ярмарку книжной культуры в Красноярск. Главную роль в спектакле «Перед заходом солнца» исполнит артист «Красного факела» Владимир Лемешонок. Премьера 16 июня.

Как театру удается выдерживать такой невероятный темп работы при высоком качестве и разнообразии репертуара?

Сама порой удивляюсь. Конечно, в первую очередь это заслуга сильной актерской команды, которую мы сформировали и воспитали за последние несколько лет. Они очень мощные, они могут работать в любых направлениях, воплотить на сцене любой театральный язык, решить любую задачу, которую им ставит режиссер. Я иногда смотрю на наших актеров: боже мой, ведь они в театре с утра до ночи! Но главное, что от проекта к проекту они растут профессионально. Это говорит о том, что политика приглашенных режиссеров была выбрана правильно. Сейчас мы работаем без главного режиссера в формате такого европейского интендантского театра. Моя задача — пригласить режиссера, который будет интересен труппе и при этом будет хорошим педагогом и поможет нам стать еще сильнее. Это такая непрерывная эволюция: мы зовем талантливого режиссера — он делает хороший спектакль — труппа выходит на новый уровень — и мы уже готовы брать следующую высоту. Эта система работает: у нас уже все расписано на три сезона вперед, и я даже могу вам сказать, какого числа состоятся премьеры.

Это ведь и ваша большая заслуга — все-таки вы руководите театром больше 10 лет.

Успешность любого руководителя вырастает не только из личных качеств, но и умения собрать вокруг себя удивительных и талантливых людей и грамотно обозначить для них задачи и направление. Если у директора не будет сильных, творческих, вдохновляющих единомышленников, которым действительно интересно работать, то ничего не получится. И я за наш общий успех очень благодарна своей команде, с которой мы понимаем друг друга с полуслова и поддерживаем друг друга во всех, даже самых неожиданных замыслах.