rus / ita

Культурный багаж лидера

5 / 2017 RUS / ITA
Культурный багаж лидера
Бейбит Мухамедин генеральный директор Новосибирской государственной филармонии
О том, зачем искать новые ключи к пониманию классики, для чего в Европе каждого школьника учат музыке и что должно лежать в духовном багаже творческой и талантливой личности, способной изменить мир к лучшему.

СТИЛЬ: Бейбит, Новосибирская государственная филармония — давно сформировавшийся бренд. Нуждается ли он в каких-либо преобразованиях или сегодня достаточно лишь сохранять его как одну из основ академического искусства в Новосибирске?

БЕЙБИТ МУХАМЕДИН: Здесь сразу хочется провести аналогию с джазом. Десять лет я как джазовый музыкант работал в Биг-бенде Владимира Толкачева, и могу сказать, что в этом направлении нет потолка: вы достигаете какой-то вершины, а там — чистое поле. Вам казалось, что вы все знаете о джазе, но на этом новом уровне вы понимаете, что не знаете о нем ничего. И очень хочется узнать! Так же и в классической музыке: классика XVII, XVIII, XIX веков должна существовать как основа. Мы, музыканты, все еще следуем тем устоям, которые создал Бах. Но сейчас на этот фундамент нужно укладывать новые кирпичи, потому что энергетическое поле XXI века совсем иное, оно живет своей жизнью. Современный мир гораздо креативнее, интереснее, информативнее. Он пробуждает жажду познания и развития, он говорит нам, что понимание классики, ее огромной роли в формировании личности и общества в целом должно быть намного шире, чем-то, к чему мы привыкли. Классика — это не просто набор музыкальных жанров, классика — это космос!

Поделитесь своим пониманием классики.

Наш президент в свое время утвердил программу сохранения историко-культурного наследия России до 2020 года: даже в самое тяжелое время экономических потрясений государство может выжить, опираясь именно на культуру. Потому что душа человека, его сознание формируются только через культуру. Чем культурнее и образованнее общество, в котором живет человек, тем лучше он понимает свое призвание в жизни: как он хочет зарабатывать, какой продукт мечтает создавать — это другие мозги, совершенно иная гибкость мышления. Обратимся к европейскому опыту: там каждый школьник обязан выбрать один музыкальный инструмент, изучить его за 11 лет и сдать выпускной экзамен. Потом он может стать кем угодно: инженером, футболистом или медиком, но классическая база, заложенная в его голове, останется с ним навсегда. Он сможет воспринимать Шекспира и осознанно слушать музыку Бетховена — отныне и навсегда это самое ценное в его личном духовном багаже. Чувствуете, какая тонкая грань между пониманием классики и развитием личности в других сферах?

Да, но далеко не вся молодежь в силу разных причин имеет подобный интерес к классическому искусству.

Это большая проблема, потому что без подготовки молодого поколения мы реально не сохраним то, что у нас есть. Родители не отдают детей в музыкальные школы, так как не видят в этом профессиональной перспективы — в лучшем случае ограничиваются музыкальными кружками. Когда я пришел в филармонию, мы провели маркетинговое исследование, чтобы выяснить портрет нашего зрителя. И выяснилось, что это слушатель старше 54 лет — состоявшийся, ценящий классическую музыку, знающий и любящий филармонию и ее музыкантов. А вот молодежи, которая интересуется классической музыкой, оказалось всего 2% — как мы видим, преемственности поколений нет.

Что с этим делать?

Двигаться, придумывать новые проекты. Придя на новое место, я сразу стал планировать творческие планы не полугодиями или одним годом, а строить их на 3–4 года вперед. Для коллег это было удивительно, но я ведь действительно могу просчитать экономику, риски, бизнес-процессы, маркетинг, гонорарную часть, репертуар — и рассказать молодежи, что их ждет в 2020 году. Например, сейчас тебе 16 лет, и ты уже знаешь, что в 19 лет, в 2020 году, ты со своей девушкой пойдешь в Новосибирскую филармонию на концерт потрясающего американского дирижера Кента Нагано, который будет исполнять, допустим, Седьмую симфонию Шостаковича. Представьте себе чувства девушки, которой любимый дарит эти билеты на концерт сейчас, в 2017 году, — значит, он верит в их отношения, значит, говорит кому-то там, наверху, что они будут вместе в это время здесь, в Новосибирске, слушать этот концерт!

Ваше видение очень отличается от взгляда обычного руководителя.

Все потому, что по натуре своей я не чиновник, я — практик. Я провел огромное количество фестивалей различного уровня: от международных фестивалей классической музыки до этномузыки и детских фестивалей. Этот опыт дал мне новые мысли: пожилые специалисты будут постепенно уходить, демографический кризис начала девяностых откликнется для нас жестким дефицитом молодых специалистов, поэтому вкладывать нужно в то самое поколение, которое подрастает сейчас. Поэтому сегодня впервые в Новосибирске я пытаюсь создать детскую филармонию. С министром культуры Игорем Решетниковым мы договорились о том, что, возможно, она будет действовать на базе Камерного зала филармонии. Представьте, что в ней будут свой детский директор, детский художественный совет, детский дизайнер, детский маркетолог — из ребят, у которых мышление уже совсем другое, нежели чем у взрослых. Они живут другими мирами, быстрее нас понимают многие вещи, тоньше чувствуют энергетические поля. Они будут давать нам идеи, а мы, получая эту информацию, — воплощать ее в жизнь. И дети будут создавать программы для детей, которые будут слушать созданную их сверстниками программу, которые уже через пять–семь лет, возможно, придут ко мне в Концертный зал имени А. М. Каца как слушатели, полностью готовые воспринимать классическую музыку. Если это будет хотя бы 5% от числа детей, которых мы с малых лет начали приобщать к классическому искусству, я смогу спокойно собрать свой портфель и сказать, что как директор филармонии я свою работу выполнил.

Можете привести пример такой «детской» концертной программы?

Пожалуйста! Учитывая, что современные дети воспитываются на гаджетах, мы готовим проект «Музыка из гаджетов», дабы дать ребятам понять, что всё, что они слушают в своих смартфонах, можно еще и слушать вживую.

Как вам вообще приходят в голову подобные идеи, как вы формируете свое информационное поле?

Во первых, я очень активный пользователь социальных сетей: появляется новая социальная сеть — я сразу там. Во вторых, я люблю всех людей, которые ко мне обращаются. Двери моего кабинета открыты с полвосьмого утра и уже не закрываются до позднего вечера. Не знаю, может, я и сумасшедший директор, но с каждым человеком я стараюсь найти время пообщаться, потому что, сам того не зная, он несет мне новую информацию. Я смотрю самые последние фильмы — кстати, режиссер Андрей Звягинцев является моим другом: мы вместе служили в Новосибирском военном ансамбле, когда никто еще не знал, что он станет величайшим кинорежиссером, а я директором филармонии (смеется). А вообще, когда-то я просто понял, что в жизни надо двигаться, развиваться — в каком бы возрасте и состоянии ты ни был. У меня есть консерваторское образование и еще два дополнительных высших — и мне мало, я хочу еще. Мне жалко тратить свое время на бесполезные занятия, вроде вечеров на диване перед телевизором. В жизни должен быть интерес!

Интерес личный или общественный?

И тот, и другой, так как общество формирует личность, — я понял это, когда у меня родилась дочь и, оглядевшись по сторонам, я осознал, что вокруг нет ничего, что помогло бы мне воспитать человека так, как я хочу, – порядочным, развитым, талантливым, творческим лидером. Поэтому для дочери я придумал Международный фестиваль творчества детей и молодежи «Надежды планеты», на котором, из года в год, мы собирали талантливых детей не только со всей России, но и из Монголии, Франции, Китая и даже Бенина! Ребята сами формировали программу — находили общий язык, становились друзьями. Прошло 10 лет, и они общаются до сих пор, подтягивают друг друга, многие стали студентами самых престижных вузов России. Франшизу фестиваля у нас любезно попросил Китай, и там он идет уже пятый год. Это взаимопроникновение культур, дружелюбная атмосфера, широкий взгляд на жизнь помогли мне воспитать ребенка так, как я хотел.

И каждый из нас должен относиться к своим детям именно так. Мы должны быть только рады тому, что они становятся умнее нас: они должны быть на десять голов умнее и быстрее — это закон природы! И они должны транслировать миру то, что мы заложили в них.

Только как сделать так, чтобы талантливые дети искали свое будущее не только в Москве или за границей, но и оставались здесь?

А для этого у взрослых, и особенно у руководителей культурных учреждений, должна быть огромная мера ответственности за имидж своих предприятий и города в целом. Нельзя успокаивать себя тем, что концерты все равно идут и люди на них ходят, — это касается старшей аудитории. Нам сейчас нужно работать на опережение — как в шахматах, которые я очень люблю. Губернатор Новосибирской области Владимир Филиппович Городецкий отметил, что за последние полгода в филармонии стало приятно находиться, тут стало уютно. Но молодежь будет там, где не только уютно, но и модно быть: где есть идея, энергия, грамотно продуманный образ. Возьмем ваше поколение – я долго думал, что для него сделать. И вдруг мысль: а почему бы не провести на площадке филармонии Тотальный диктант! Впервые в Новосибирске — самая большая площадка, вмещающая 900 человек. Мы купили планшеты, чтобы можно было писать на коленях, пригласили читать диктант народную артистку России балерину Анну Жарову, я пришел сам, привел своих друзей — и молодежь поймала волну. Начали шутить, селфиться, те, кто пришел впервые, говорили: «Боже мой, почему мы раньше тут не были?» Место становится модным — а мне это и надо, потому что я хочу постоянно идти на шаг вперед, заглядывать в будущее.

А нет ли при таком подходе риска, что филармония из модной площадки превратится в попсовую?

Я ни в коем случае не хочу этого делать — это «намоленное» место, где нужно слушать только классику. Иначе мы потеряем слушателей, которых нарабатывали годами и которые любят творческие коллективы филармонии, лучших музыкантов нашего времени: Гергиева, Спивакова, Мацуева….

Филармония — это не просто концертная площадка и не театр, где для полного удовольствия нужно воспринимать визуальный ряд. Здесь вы можете сесть в мягкое кресло, прикрыть глаза и наслаждаться музыкой…. Будет даже неплохо, если вы на 5–10 минут случайно заснете, потому что любой живой звук создает вибрацию, которая оздоравливает внутренние органы, очищает сознание и обогащает вас энергией. Когда вы проснетесь, то почувствуете себя человеком, способным творить чудеса. На мой взгляд, классическая музыка сильнее любой духовной практики, особенно если это живой звук, который создают, например, 120 музыкантов, — невероятный прилив эмоций и сил.

В ваших мыслях угадываются ваши восточные корни.

Действительно, я из Казахстана, в Новосибирск приехал в 1984 году. Мои родители воспитывали меня так, чтобы я знал свой род до седьмого поколения, и эти знания мы передаем своим детям. Такое глубокое знание кровных связей в современном мире помогает выжить, причем не только на материальном уровне, но и на духовном: сохранить свои традиции и свою культуру. Это тот самый фундамент, тот стул, на который мы можем крепко встать двумя ногами, не опасаясь, что он рухнет, и вкрутить новую лампочку, сделав мир светлее, радостнее и комфортнее.