rus / ita

Капля красоты в холодном городе

5 / 2017 RUS / ITA
Капля красоты в холодном городе
Яна Мамонова новосибирская камерная певица, работающая за рубежом, солистка The Bach Choir & Orchestra of the Netherlands, а также Musica Poetica orchestra (Нидерланды)
В чем уникальность концерта в храме, каковы особенности этикета на подобных мероприятиях и какие открытия ждут здесь даже самого искушенного зрителя?

СТИЛЬ: Яна, классическая музыка в церкви? Разве не правильнее посетить для этого оперный театр или филармонию?

ЯНА МАМОНОВА: Проведение концертов в церкви — многовековая традиция, открывающая всем желающим, вне зависимости от убеждений и взглядов, возможность приобщиться к тысячелетнему культурному наследию. Атмосфера действующего храма, коим является собор Преображения Господня на Горького, позволяет нам пережить особые эмоциональные моменты, недоступные ни в оперном, ни в филармоническом зале. Все-таки опера — это прежде всего театральное действо, драма, положенная на музыку. Традиция филармонических концертов истоки свои берет из практики домашних музыкальных салонов, носит более камерный, но все также светский характер времяпрепровождения. В храме же, пожалуй, любой конфессии человек обычно стремится отрешиться от внешней суеты, каждодневной реальности, побыть наедине с собой, своими мыслями. Безусловно, музыка, особенно звучащая в храме, как пища для души, способна наполнить силами, укрепить, вселить надежду…

Какую программу вы предлагаете зрителям?

В нашей программе – вокальные произведения в сопровождении органа и фортепиано, прежде всего на духовные тексты, такие как, например, Ave Maria, композиторов различных эпох. Эпохи, традиции, композиторы, в конце концов, темпераменты разные, а значит, и музыка очень разнообразная по характеру. Нам часто кажется: духовная музыка — это только медленно и печально. Действительно, музыка в церкви вводит нас в состояние медитации, даже легкого транса. А бывает и иначе. Однажды, участвуя в одном из престижных музыкальных фестивалей в Австрии, я попала на выступление певицы, исполнявшей с хором и небольшой инструментальной группой спиричуэлс в католическом соборе. Это была праздничная воскресная месса в католическом соборе со всеми обязательными ритуалами, но сопровождал которую афроамериканский госпел. Музыканты пели, хлопали в ладоши, пританцовывали. И все люди — и молящиеся, и те, кто зашел только послушать музыкантов, — стали петь и хлопать вместе с ними. Это пример духовной музыки, которая заставляет твое тело и душу ликовать и переживать мгновения такого потрясающего единения со всеми окружающими, такого жаркого благодарения Господа за саму жизнь!

Чем уникален этот храм как концертная площадка?

Среди концертных площадок Новосибирска католический собор Преображения Господня на Горького отличается замечательной естественной акустикой. Сама геометрия храмового пространства добавляет музыкальным звукам дополнительные обертоны, уникальные краски. Звук как будто льется сверху, плывет над головами слушателей. Как профессиональная певица, я привыкла звучать без посредников в виде микрофонов и других технических средств. Иногда на других концертных площадках мы при необходимости пользуемся микрофонами, но не здесь. Только чистый, живой звук, живая энергия от сердца к сердцу. Акустику этого храма я знаю очень хорошо, люблю и часто пою здесь. Около 20 лет назад мне посчастливилось петь на открытии и освящении этого собора, так что у нас отношения давние.

Кто принимает участие в концертной программе этого вечера?

Солистка Новосибирского театра оперы и балета, лауреат международного конкурса Ирина Новикова, руководитель ансамбля солистов «Лаборатория новой музыки» Елена Рудзей, и я — Яна Мамонова, лауреат международных конкурсов, «барочное» сопрано, солистка The Bach Choir & Orchestra of the Netherlands и барочного оркестра Musica Poetica под руководством Йорна Бойзена, уже известного и полюбившегося новосибирской публике по оратории «Страсти по Марку».

Можно ли вообще ходить на подобные концерты не слишком религиозному человеку? И вообще, как уместно одеться, как себя вести во время концерта?

На мой взгляд, концерт в храме предполагает большую демократичность, нежели, например, опера или филармония. Как мы знаем, оперное искусство изначально было призвано услаждать лишь аристократические глаза и уши и только спустя столетие стало доступно широким массам. Церковь же с ее музыкой была открыта всегда и для всех: среди прихожан, приходивших помолиться в кирху, где, скажем, Бах играл свою музыку, наверняка были люди разных сословий. Его музыка уравнивала и принимала всех. В храм может прийти любой человек — даже тот, кто в жизни далек от религии, но понимает и принимает общие человеческие ценности.

Конечно, мы не должны забывать об элементарных правилах поведения в действующей церкви. Из строгих предписаний: одежда не должна открывать область декольте, колени, спину или плечи; на ней не должно быть вызывающих надписей или изображений. В остальном можно обойтись вполне демократичной формой одежды. Наши милые слушательницы свободны выбирать по своему вкусу, в чем прийти, будь то платье или брюки, покрывать голову не обязательно. Мужчинам полагается находиться в соборе без головного убора.

Как говорит великий американский театральный режиссер Роберт Уилсон, который вместе с Теодором Курентзисом поставил в Перми великолепную «Травиату» и с которым я работала на постановке оратории Баха «Страсти по Иоанну» в Германии и Латвии: «То, что я вижу, не должно отвлекать меня от того, что я слышу».

Яна, а вообще насколько вы разделяете мнение, что высокому искусству должна быть присуща некоторая элитарность?

Я вообще считаю, что советская суровость до сих пор является одной из главных проблем отечественного интертеймента. Всё это знакомое: «Где номерок? Почему пальто без вешалки? Встаньте в очередь»... Получается, что ты зашел тихо, вкусил несмело духовности и ушел быстро. Я разговаривала однажды на эту тему с одним голландским дирижером, основателем и руководителем собственного музыкального «предприятия», мудрым менеджером при этом, – так вот, он говорит: «Любой человек, пришедший на наш концерт, должен почувствовать себя богатым!» Это значит: тебя встретят с улыбками и помогут найти нужное место в зале, в перерыве будет возможность выпить бокал шампанского или чашку кофе, после концерта – пообщаться с артистами и, возможно, даже взять автограф, преподнести цветы и т.д. Я по окончании концерта, например, очень люблю общаться со слушателями. Мы вместе, и исполнители, и слушатели, только что пережили невероятно интимный момент – посвятили час или два своей жизни друг другу. Это очень важно осознавать. Например, на своих европейских концертах я уже лично знакома со многими зрителями: знаю, что вон тот господин обязательно придет на Рождество — я всегда вижу его в это время в первом ряду. Или непременно жду Маргарет — милую даму, с которой мы всегда находим минутку поболтать. Эти маленькие знаки внимания очень важны и для меня, и для этих людей: они делают искусство частью их жизни, а жизнь — частью искусства.

Скажите: какие открытия ждут слушателей на подобных концертах?

Будьте готовы, что у вас могут побежать мурашки, что вам захочется плакать, — будьте готовы к глубоким переживаниям, которые могут затронуть самые тонкие струны вашей души. Возможно, это будут очень интимные переживания, те, что в реальности мы тщательно скрываем за маской силы и успеха. Будьте открыты, не бойтесь оказаться эмоционально обнаженными, незащищенными: это путь к пробуждению самых нежных и дорогих воспоминаний. Я не беру на себя ответственность достучаться до сердца каждого, кто будет с нами в этот день, но думаю, что мы с коллегами приложим для этого все усилия.

Почему вам самой интересен этот проект?

Знаете, иной раз, когда я читаю или слушаю новостные ленты, меня охватывает чувство беспомощности… Я — как птица... или цветок… Что я могу изменить? Мы, несмотря на бешеные скорости этой цивилизации, живя в век фантастических технических возможностей, испытываем невероятный дефицит живого человеческого искреннего чувства, красоты вокруг нас, живой природной энергии. Поэтому любые виды живых перформансов никогда не исчезнут: это пункт энергообмена, если можно так выразиться. Искусство вообще и музыка в частности наполняют открытые ей навстречу сердца гармонией и красотой. Когда я слышу, как стихает зал при звуках моего голоса, когда я физически ощущаю тонкую душевную энергию, идущую со сцены в зал и обратно, я понимаю, что мой голос — это моя капля красоты. Здесь и сейчас. Для вас.