rus / ita

Благой дар

4 / 2017 RUS / ITA
Благой дар
Игорь Кевченков владелец сети ювелирных салонов «Русский ювелир»
Выставка ювелирных изделий «По традициям Фаберже», посвященная 175-летию легендарного российского бренда, которую провела компания «Русский ювелир» совместно с АНО «Историческое общество СФО», стала чудесным подарком новосибирцам к Пасхе.

СТИЛЬ: Игорь Евгеньевич, какое место занимает бренд Фаберже в ряду мировых ювелирных брендов?

ИГОРЬ КЕВЧЕНКОВ: Я думаю, что более известного имени, чем Фаберже, в мировом ювелирном искусстве нет. Картье, Дамиани, Тиффани – всем этим ювелирным домам по 100 лет, а дому «Фаберже» – 175! Сам Карл Фаберже – человек-легенда, который был поставщиком шести монарших дворов: Российской империи, Великобритании, Швеции, Норвегии, Дании и Сиама. Для Русского императорского двора Карл Фаберже выпустил более 50 пасхальных яиц. Самое первое было подарком императора Александра III его любимой супруге Марии Федоровне к Пасхе. Это было золотое яйцо, покрытое простой белой эмалью с золотым желтком внутри. В желтке была золотая курочка и подвеска в форме сердца из пятикаратного рубина. К сожалению, подвеска была утрачена, а яичко с сюрпризом, положившее начало традиции дарить друг другу пасхальные сувениры, сохранилось. К яйцам, изготовленным для императорской семьи, сегодня приравнивается яйцо-часы Ротшильдов и семь яиц, выпущенных Фаберже по заказу золотопромышленницы Базановой, которая поставляла золото дому «Фаберже» и имела право на такие подарки.

К сожалению, Фаберже не запатентовал свою торговую марку – сегодня на его наследие уже претендуют американские и швейцарские ювелиры. Поэтому сейчас в России ведется активная работа над тем, чтобы узаконить права на бренд Фаберже и сохранить его международное признание.

Выставка «По традициям Фаберже» является частью этого большого дела?

Конечно, ведь на ней представлены работы студентов Московского колледжа декоративно-прикладного искусства и Санкт-Петербургского училища имени Карла Фаберже. В этих заведениях учат накладывать эмали и делать изделия по традициям школы Фаберже: пасхальные яйца, ордена и нагрудные медальоны с росписью по горячей эмали. В коллекции, которую мы привезли в Новосибирск, есть медальоны с портретами Петра Первого и Серафима Саровского, представлена плеяда всех российских императриц. Конечно же, «Русский ювелир» в преддверии Пасхи представил и свою коллекцию яиц: маленькие, которые можно повесить на браслет или носить на цепочке на шее, и побольше – те, что могут стать настоящей семейной реликвией. Например, яичко с сюрпризом, которое мы назвали «Благой дар»: внутри него есть место для флешки с семейными фотографиями – современный вариант фотоальбома, который можно хранить в доме на видном месте. Каждое из этих изделий воплощает преемственность в культуре, истории и ювелирном искусстве нашей страны. Из истории мы знаем, что Карл Фаберже не принял советскую власть и в 1918 году уехал в Германию. Покидая Россию, он произнес: «После меня никакого искусства в этой стране не будет». Но сегодня мы можем сказать, что спустя сто лет после завершения карьеры великого Фаберже его дело имеет достойных преемников в лице современных российских мастеров. Многие современные изделия выглядят даже эффектнее, ведь технологии с того времени продвинулись далеко вперед.

А не стали ли технологии заменой мастерству самих ювелиров?

Современные технологии, например, 3D-моделирование, безусловно, облегчают работу ювелиров, но 80% работы по-прежнему составляет творческая работа и ручной труд. В компьютере рисунок получается угловатый, плавность руки не заменить ничем. Я уже не говорю о тонкостях производственного процесса.

Чтобы вы понимали, расскажу, что представляет собой эмалирование по гильошону. Для изготовления эмалевого изделия берется самое чистое золото – 999-й пробы, в котором нет ни меди, ни цинка, ни никеля, ни других добавок. На него наносится специальная сечка «гильош», чтобы эмаль, имеющая стекловидную основу, при нагревании держалась на поверхности металла и вставала в стекло. С плоской поверхностью все понятно, а как сделать так, чтобы все это держалось на бухтированной (выпуклой) поверхности, да еще и с каннелюрами, и не стекало при запекании? Здесь есть свои секреты. Кроме того, нужно учесть, что эмалевый порошок разных цветов имеет разные температуры запекания: например, рубиновая эмаль плавится при 600 градусах, а у кобальтовой и желтой температуры плавления ниже – если их положить на металл прежде рубиновой, то они просто сгорят. Во всей России найдется, наверное, человек сто, умеющих накладывать горячие эмали, и человек десять из них делают это на самом высоком уровне мастерства. А мастера, который готовит эмали, я вообще знаю только одного: он сам разрабатывает стеклянные сплавы с различными добавками, чтобы получать великолепной красоты цвета.

Есть ли среди российских ювелиров имена, которые могли бы остаться в истории так же, как Фаберже?

Почетным гостем на открытии нашей выставки был Александр Сергеевич Горыня, президент санкт-петербургской ювелирной компании «Грингор», которая сегодня является поставщиком Российского императорского дома, а также делает подарки для членов российского правительства и для Святейшего Патриарха. Сам Александр Сергеевич – человек непростой судьбы. Много лет он проработал на фабрике «Русские самоцветы». Это флагман русского ювелирного производства, где трудится более 4000 человек. Александр Сергеевич начинал с мастера, потом был начальником цеха, главным инженером, а в 1995 году стал директором «Русских самоцветов». Это было самое непростое время: в 1991 году не стало СССР, и в течение следующих нескольких лет происходила переоценка драгметаллов и возврат их из производства в Гохран РФ. А ведь ювелирам для работы нужно золото и драгоценные камни, и не два-три килограмма, а тонны! Многие фабрики в то время закрылись, но Александру Сергеевичу на правительственном уровне удалось договориться, чтобы «Русским самоцветам» были выделены оборотные средства, и фабрика выжила – тысячи человек продолжили работать. Так Александр Сергеевич привел фабрику в рабочее состояние и в 2004 году покинул пост директора, открыв собственное небольшое предприятие «Грингор». Сегодня здесь продолжают традиции русской ювелирной школы – делают яйца под Фаберже, подарки для мужчин (драгоценные запонки, зажимы для галстуков), камнерезные изделия из самоцветов. Кроме того, Александр Сергеевич развивает производство серебряных изделий с бриллиантами. Обычно эти камни идут с металлами первой группы: золотом, платиной, палладием, но «Грингор» делает красивейшие изделия, доступные, к тому же, большему количеству людей. Ну и конечно, стоит отметить, что Александр Сергеевич Горыня является почетным кавалером ордена Карла Фаберже.

И соавтором книги о доме «Фаберже», которую вы представили на выставке.

Совершенно верно. Александр Сергеевич очень серьезно занимается историей дела Фаберже. Он лично знаком с правнучкой Карла Фаберже Татьяной Федоровной. Ей 86 лет, она проживает на границе Франции и Швейцарии. Я тоже ее знаю: она помогала нам в присвоении имени Фаберже Московскому колледжу декоративно-прикладного искусства. Она также участвовала в работе над книгой, изданной совместно с Александром Сергеевичем Горыней и профессором истории Валентином Васильевичем Скурловым.

Выставки от «Русского ювелира» давно стали для Новосибирска красивой традицией. Что вдохновляет вас снова и снова дарить людям праздник?

Проведение выставок – это важное общественное и культурное мероприятие. Поэтому я благодарю первого заместителя губернатора НСО Юрия Федоровича Петухова, министра культуры НСО Игоря Николаевича Решетникова, которые поддержали наше мероприятие, и директора АНО «Историческое общество СФО» Екатерину Валентиновну Болдыреву, принимавшую активное участие в организации выставки. Я считаю, что мы как ювелирная компания, которая находится на территории Сибири, должны по-своему украшать жизнь людей, которые здесь живут. В свое время мы привозили великолепную коллекцию бриллиантов от «Смоленского кристалла», потом – реплику Большой императорской короны Российской империи, теперь знакомим новосибирцев с традициями Фаберже. Ювелирные изделия зачастую являются единственным, что осталось от той или иной эпохи. О жизни древнего Египта нам рассказывают сокровища из гробниц фараонов, о скифах – их золото, в котором можно угадать элементы культуры и быта великой цивилизации. Сегодня во многих семьях хранятся фамильные украшения – встречаются даже дореволюционные вещи с 56-й пробой. Когда меня спрашивают, можно ли их продать, отвечаю: конечно, можно. Но лучше восстановить и сохранить для новых поколений, ведь главное богатство, которое мы можем им передать, – это наша история и наша культура, опираясь на которые, можно строить будущее своей семьи и своей страны.