rus / ita

Итальянцы влюблены в русский язык!..

3 / 2017 RUS / ITA
Итальянцы влюблены в русский язык!..
Наталия Сясина организатор «Тотального диктанта» в Милане
Наталия Сясина эмигрировала в Италию 23 года назад. Наша героиня считает, что очень важно в мультикультурной среде сохранить все языки, так как это объединяет и взаимно обогащает людей из разных стран, живущих на одной земле.

СТИЛЬ: Наталия, что побудило вас присоединиться к русскоязычной акции «Тотальный диктант»?

НАТАЛИЯ СЯСИНА: У меня трое детей: старший сын говорит на нескольких языках, но не знает русского, и две младшие дочки — одна ходит в итальянскую школу, другая в итальянский детский сад, но по субботам они занимаются в русской школе. Я видела, что изучение русского языка требует от них больших трудов и терпения, поэтому решила, что будет здорово, если мы устроим мероприятие, которое, во первых, объединит взрослых «русских итальянцев», а во вторых, даст стимул детям участвовать в проекте, где все, даже итальянцы, говорят по-русски. О «Тотальном диктанте» рассказала мне моя подруга, учитель русского языка Оксана Беженарь, по совместительству представитель русского фонда. Я знаю, что идея акции принадлежит студентам гуманитарного факультета НГУ, и мне особенно приятно давать интервью новосибирскому изданию, ведь именно в Новосибирске появилась такая замечательная идея. Я зажглась ею, но воплотить ее в жизнь удалось только в прошлом году на базе школы русского языка для билингвов «Академия «Алые Паруса» благодаря ее замечательному директору Людмиле Шаповаловой. Под ее руководством мы преодолели все бюрократические преграды и заручились поддержкой консульства России в Милане, а также преподавателей школы.

Получается, вы проводите «Тотальный диктант» для русских, живущих в Италии, и для итальянцев, изучающих русский?

Для всех, кто говорит на русском и учит русский. Здесь очень много смешанных семей, которые участвуют в нашем проекте. Даже если они не пишут диктант, то приходят в образовательный центр, в котором проходит диктант, — на русский стол и лотерею. Я знакома с итальянскими студентами, которые буквально влюблены в русский язык и счастливы говорить на нем о чем угодно. После диктанта они подходили к нам и спрашивали: «Можно мы с вами о чем-нибудь поговорим?» — «Окей, ребята, давайте поговорим!»

Как все проходит?

«Тотальный диктант» проходит в пяти городах Италии. В прошлом году в Милане, Риме и Неаполе его писали в общей сложности около 120 человек, в Удине — более 70, в том числе большое количество итальянских студентов. Также организаторы в Удине придумали видеоприветствие между площадками, и данный формат в этом году начал использоваться на площадках всего мира. Больше всего меня восхитил энтузиазм Виктории Кенышевой, организовавшей диктант в Фодже: там пришли всего двое участников, но в этом году она снова будет проводить акцию.

Регламент мероприятия очень строгий — любые изменения мы вносим только с согласия российского штаба. Например, в Италии практически все города поменяли время проведения диктанта, потому что в Неаполе и Риме в 12 часов принято обедать, поэтому писать диктант в час дня люди не могут физически. В Милане мы перенесли акцию на два часа, так как в час заканчиваются уроки в школах и нам нужно успеть забрать детей и накормить их. Регистрации у нас нет, так как итальянцы обычно принимают решения в последний момент — такая национальная особенность. На каждой площадке мы проводим диктант не только для русских, но и для студентов итальянцев, у них свой текст. Сейчас мы договариваемся с российским штабом о том, чтобы изменить для итальянцев форму диктанта и систему оценки. Мы бы хотели, чтобы для граждан Италии диктант приблизился к экзамену ТРКИ на получение международного сертификата, соответствующего определенному уровню владения русским языком за границей. В будущем это дает определенные бонусы при поступлении в университет. Поэтому в перспективе мы планируем выдавать участникам официальный документ.

Почему вам важно, чтобы люди сохраняли знание русского языка за границей?

Я живу в Италии 23 года и уже говорю по-русски с миланским акцентом. Долгое время я говорила только на итальянском, английском и французском, а восстанавливать родной язык начала только пять лет назад, по настоянию моего мужа. С тех пор как родилась моя младшая дочь, он говорил: «Ты должна сделать так, чтобы ребенок имел доступ к русскому языку». Начав разговаривать с дочкой, я поняла, как легко и быстро теряется родной язык в другой стране, — для меня это было, как будто я начала учить новый язык. И это проблема не только русских смешанных семей. У меня есть подруги из Шотландии, Колумбии, Бразилии, которые дома также уже не говорят на своих родных языках, потому что всегда легче говорить на языке страны, в которой ты живешь.

Так зачем его вообще сохранять?

Помимо того, что это наши корни и наша культура, это еще и шанс, который мы даем себе и своим детям для общения с разными культурами и народами, еще один ключ к познанию мира. Плюс ко всему это очень полезно для мозга. Несколько лет назад я участвовала в конференции по образованию, где один психолог, занимающийся вопросами билингвизма, объяснил, что, если человек до 5 лет кроме родного языка слышит или изучает еще несколько, у него в усиленном режиме начинают работать те мозговые центры, которые обычно не задействуются. В будущем это сохраняет его от проблем, связанных с ментальными болезнями.

Лингвистическая интеграция — это ведь вообще общемировой тренд?

Это так. Недавно я обнаружила, что моя дочь Рубина обучает детей русскому языку в своем итальянском детском саду. Получилось так: учительница начала преподавать им английский, а потом Рубина рассказала, что по субботам она ходит в русскую школу. «Может, попробуешь чему-то нас научить?» — спросила учительница. Она распечатала русский алфавит и повесила его на доску, и теперь Рубина учит одногруппников отличать латиницу от кириллицы. Также у них в группе есть две бразильянки и колумбийка, поэтому параллельно они учат португальский и испанский. Дочка говорит, что, к сожалению, они не могут пока учить китайский, так как девочке-китаянке из младшей группы всего три года. Но в целом подход у детей такой: «На каком языке ты умеешь говорить? Только на итальянском? А почему?» Помимо общего развития, такая интеграция помогает детям, чьи родители из разных стран и находятся в разводе: дети могут поддерживать связь и с папой, и с мамой.

То есть в каком-то смысле тотальный «Тотальный диктант» имеет еще и объединяющую функцию?

Безусловно. Я встречалась с председателем координационного Совета российских соотечественников в странах Европы Татьяной Чувилевой, и мы пришли к единому мнению о том, что происходит с русскими организациями в Италии. К сожалению, все они — и школы, и культурные учреждения — очень сильно разделены. У всех существует конфликт интересов, правда, я не понимаю, в чем он заключается. Школы соперничают за учеников, учреждения культуры перетягивают друг у друга артистов и писателей — смысл мне не понятен, так как я по жизни, наоборот, стараюсь искать между людьми точки соприкосновения, объединять их. В этом смысле площадка «Тотального диктанта» — это территория свободы: неважно, к какой организации ты относишься и в какой школе учится твой ребенок — наоборот, все русские школы Милана объединились и поддержали нашу инициативу. Такая же ситуация была и в других городах: можно сказать, что нам удалось объединить всю Италию, и сейчас под эмблемой «Тотального диктанта» появляется масса других идей, которые могли бы еще больше сблизить всех, кто любит русскую культуру и хочет знать о ней как можно больше.

Какой эмоциональный отклик получил «Тотальный диктант» у участников?

Все были в восторге, хотя признаюсь — отличников у нас не было. Но в целом все справились хорошо. Мне запомнился участник Юрий Шандровский, которому уже 81 год, — он много лет живет здесь у дочери и помогает ей с внуками. Так вот он очень сильно расстраивался, так как был уверен, что сделал много ошибок и утратил свой родной язык. А потом решил, что в следующем году обязательно снова придет писать диктант, чтобы доказать самому себе, что он улучшил свой результат. «Для меня это стимул, чтобы прожить еще один год», — сказал он. Уже только ради этих эмоций стоит продолжать наше дело, и я уверена, что в этом году участников будет намного больше. Мы получили от российских организаторов официальный статус штаба «Тотального диктанта» в Италии и сейчас стараемся вовлечь в проект как можно больше итальянских граждан, а также обмениваемся опытом со Швейцарией, Германией, Финляндией, Францией, Китаем и Японией. Если у нас получилось объединить всю Италию, получится объединить и весь мир (смеется).