rus / ita

Не режьте детям крылья!

2 / 2017
Не режьте детям крылья!
Янина Третьякова и Надежда Фаткулина, актрисы Театра Афанасьева
Исполнительницы ролей дочерей главной героини пьесы Г. Запольской «Мораль пани Дульской» Хеси и Мели – Янина Третьякова и Надежда Фаткулина – рассказали, как традиции мещанского семейства старой Польши перекликаются с ценностями нашего времени.

СТИЛЬ: О чем пьеса?

ЯНИНА ТРЕТЬЯКОВА: Как во всех хороших пьесах, ее название говорит само за себя. В ней задаются вопросы о человеческой морали: какова она, кому нужна и для чего. В центре сюжета пьесы сама пани Дульская — властная хозяйка дома, которая держит в послушании всю семью. Но внешняя благопристойность фальшива: сын пани Дульской Збышко предпочитает таскаться по кабакам, старшая дочь мечтает узнать больше о жизни кокоток, а муж вообще устраняется от решения семейных проблем. Я играю в спектакле старшую из двух девочек пани Дульской – Хесю, а Надежда — младшую, Мелю. Им, соответственно, 14 и 13 лет. Они обе находятся в том возрасте, когда начинают играть гормоны, и душа и тело уже готовы к любви.

НАДЕЖДА ФАТКУЛИНА: Как и все герои пьесы, эти персонажи очень яркие, запоминающиеся. Характеры прописаны крупными мазками — настоящие подарки для актеров.

ЯНА: Например, моя героиня Хеся очень жизнелюбива: в ней все кипит, она является продолжением своего старшего брата. Особой морали в поведении Хеси нет, она уже отлично понимает жизнь, понимает свою мать и понимает, как и с кем нужно себя вести в разных ситуациях. Наступит момент, когда она вырвется и будет жить так, как захочет, и никто ее не остановит. Но зато она честна в своих желаниях и порывах, ее поведение вполне естественно.

НАДЯ: Мой персонаж, напротив, наивная, искренняя девушка, верящая в добро. Меля готовит себя к тому, чтобы пойти в монастырь. Это очень доверчивый, послушный ребенок, который следует тому, что говорит ее мама. От этого у моей героини постоянный внутренний конфликт с сестрой, ведь для Хеси жизнь — это праздник, веселье, а для Мели жизнь — это жертвенность, испытания, борьба со злом. Между тем она тоже девочка со своими чувствами, тоже вздыхает по ночам о парнях и мечтает о любви «как в Шекспире» Однако она боится, боится разрушить свое представление о чистом и хрустальном мире миром грязи и разврата, в который так и стремится погрузить ее старшая сестра.

ЯНА: Опасность заключается в том, что непонятно, что будет дальше. Может быть, Хеся успокоится, а вот каким будет дальнейшее поведение Мели — непонятно. Не обернется ли это чем-то более опасным, нежели у старшей сестры? Но мать девочек пани Дульская этого не замечает, они слишком занята тем, что подумают окружающие. А отец, как сказано в пьесе, выбрал себе благую участь: он идет вслед за матерью, которая расталкивает всех локтями за него.

НАДЯ: Это такой типичный генерал в юбке — как она сказала, так и будет. Так, она поощряет сближение своего сына со служанкой. По сути это не очень хорошо: не дай бог, кто-то узнает, будет стыд и позор, так как семья уважаемая. Но пока никто не видит и не слышит — и ладно, зато сынок будет почаще бывать дома.

Значит, это традиционная, крепкая, уважаемая семья. Такая семья должна быть в основе общества?

ЯНА: Нет, такой, как в пьесе, семья быть не должна. Ценности в семье должны быть не ложные, не мнимые, а настоящие. В доме пани Дульской каждый чувствует себя одиноким — они живут вместе, вместе что-то делают, но ни принципов, ни ценностей, объединяющих их, у них нет. У каждого своя мораль: мораль Мели сложена в ее воображаемом мире, мораль Хеси принадлежит миру удовольствий. Семейного единства в этом доме нет, и, мне кажется, все рано или поздно развалится. Может быть, эти люди и любят друг друга, но по-настоящему не слышат и не уважают своих близких. Девочки играют в послушание к матери, отец молчит, протестует, но тем не менее находит время и возможность развлечься с кухаркой. Збышко рассуждает о социализме, но признает, что ему по нраву быть хорошим таким, крепким мещанином. И вот режиссер, Сергей Николаевич (Афанасьев – прим. ред.) задает всем этим персонажам и зрителям вопрос: «Что же у вас внутри на самом деле?»

НАДЯ: Сергей Николаевич очень серьезно затрагивает тему семьи и воспитания. Все мы знаем, что яблоко от яблоньки недалеко падает, но если пани Дульская такая яблонька, то ничего путевого от нее не выйдет. Она наряжает девочек в дорогие костюмы и ведет на танцы не потому что ей хочется, чтобы девочки научились танцевать, не потому что она хочет гордиться своими детьми и вкладывать в них свою любовь, а потому что все так делают и у всех такие наряды — «вы будете не хуже».

ЯНА: Мне кажется, эта проблема очень близка многим современным родителям. В силу высокой занятости они отдают ребенка во всевозможные кружки, водят его на развивающие занятия, но ребенок не получает самого главного — общения, внимания, ценностей, которые могут вложить в него только родители. За видимым благополучием теряется личность ребенка.

НАДЯ: У моей героини есть монолог о том, что ей плохо, она как будто в тюрьме, ее никто не слышит и не понимает, не к кому подойти и просто поговорить. Дульская постоянно кричит: «Иди учи гаммы!» Ну, выучит она эти гаммы, будет хорошо петь, а по факту останется одинокой девочкой, которая страдает от своего одиночества.

Сыграв в такой модели семьи, вы сделали вывод о том, какими хотелось бы видеть ваши собственные семьи?

ЯНА: Мне кажется, что в любой семье бывают сложности — люди не идеальны. Но главное — честно разговаривать друг с другом и помогать друг другу становиться лучше. Не нужно прятать проблемы, делая вид, что все хорошо, — надо научиться слушать и слышать близкого, пытаться в первую очередь не высказаться самому, а понять другого человека. И еще очень важно иметь общую цель, связанную с дальнейшей жизнью. Я думаю, это ключ к счастью.

НАДЯ: Я думаю, в семье очень важна роль родителей: они должны быть очень мудрыми и давать ребенку свободу — в первую очередь свободу выбора. Для этого ребенку нужно доверять. Хочет он пойти на рисование — пусть идет, не нужно заставлять его поступать на экономиста, «чтобы зарабатывать большие деньги». Пусть он сам выбирает, чем заниматься, с кем общаться — да, будут ошибки. Но родители не могут сказать: не дружи с этими ребятами, не встречайся с этим человеком — резать крылья детям нельзя. Единственное, что можно сделать, — буквально с рождения, мудро, деликатно, в форме игры задавать ребенку правильную систему координат.

«Мораль пани Дульской» была для вас первым большим спектаклем в Театре Афанасьева. В чем заключалось самое большое удовольствие от работы?

НАДЯ: У нас было два состава, и мы все время менялись. Во втором составе Хесю и Мелю играют Таня Шляпникова и Инна Исаева — у всех нас абсолютно разная природа, разный взгляд на роли. Плюс все время менялись наши мамы и наши тетушки: ты приходишь на репетицию — и не знаешь, с кем будешь сегодня работать. Это очень мощный профессиональный тренинг. К тому же, мы проработали в театре всего год, и у нас не было таких доверительных отношений со старшими коллегами, а когда мы поварились в одной каше и сделали одно общее дело, это здорово нас сблизило.

ЯНА: В студенчестве мне чаще всего давали роли лирических героинь — романтичных, поглощенных любовными переживаниями. А Хеся — это моя первая характерная роль, сложная, неоднозначная. Было интересно попробовать себя в совершенно новом качестве целеустремленной задиры.

НАДЯ: Мне, наоборот, уже доводилось играть сложных персонажей, например, Наташу в дипломной работе по Чехову «Три сестры». Да и роль Мели отлично легла на мой характер по природе и по фактуре. Но здесь была другая сложность. Мы с Яной играли детей, забывая, что подростки — это «взрослые дети», вернее, они уже совсем не считают себя детьми. Посмотрите на девочек-подростков на улице: это почти уже девушки с женственными фигурами, со своими тайнами. Они находятся на грани между детским восприятием мира и взрослым взглядом на жизнь — уловить эту грань оказалось самым сложным.

Почему вы выбрали именно актерскую профессию?

ЯНА: Сцена — это, пожалуй, лучшее, что могло случиться в моей жизни. В школе я училась в физико-математическом классе, но еще в детском саду говорила, что буду актрисой, потом занималась танцами, а в десятом классе начала ходить в театральный кружок. А потом поступила в театральный вуз и очень этому рада. Театральный вуз — это лучшие годы жизни. В отличие от любых других коллективов, театр — это большая семья, которая остается с тобой на всю жизнь.

НАДЯ: А я ходила на баскетбол, была спортсменкой. но в один миг решила все поменять кардинально! И в седьмом классе пошла в театральный кружок. Меня это затянуло, и когда встал вопрос о поступлении, долго думать не пришлось! Я поступила в театральный вуз в Новосибирске, потом начала работать в Театре Афанасьева, и сейчас мне здесь очень интересно.

А что дает театр женщине?

ЯНА: Это лучший способ самовыражения: ты можешь петь, танцевать, читать стихи — наверное, поэтому многие женщины, даже не будучи актрисами, тянутся к сцене.

НАДЯ: Это очень тонкая профессия. Женщина — создание чувствительное, а в нашей профессии чувствительность является основой. С первого курса института в нас развивали женское начало: подсказывали, как краситься и делать себе прически, учили правильно ходить, грамотно говорить, следить за фигурой, держать осанку и так далее. Ты уже владеешь всеми этими женскими штучками и приемами, которые помогают произвести правильное впечатление, а это важно!

ЯНА: В актрисах очень много любви, и они имеют потрясающую возможность дарить людям эмоции: радость, улыбки. Когда ты делишься этим, то чувствуешь себя свободной, красивой, желанной — это мечта любой женщины, ведь все мы любим быть в центре внимания.

Чтобы отдавать энергию зрителям, ее нужно постоянно восполнять. Где вы берете силы для этого?

НАДЯ: У меня технология одна. Мы репетируем, репетируем, а потом настает выходной — и я ничего не делаю. Могу весь день лежать в полной тишине и смотреть в одну точку. После такой смены биоритма я чувствую, как появляются сила и энергия, и я способна свернуть горы!

ЯНА: Бывает, что такого выходного приходится ждать очень долго и по утрам ты с трудом встаешь и уже уставшей идешь на репетицию. Но стоит выйти на сцену, начать работать с текстом, соприкоснуться с персонажем, как энергия рождается сама собой. Потом ты можешь выйти из зала и снова почувствовать себя уставшей, но отдохнуть можно действительно дома. А летом — выехать на природу, за новыми эмоциями. Или отправиться в путешествие, чтобы расширить свой кругозор, узнать что-то новое для себя — это дает силы и вдохновение на целый год.