rus / ita

CoMra-терапия: медицина без лекарств

2 / 2017 RUS / ITA
CoMra-терапия: медицина без лекарств
Аржан Суразаков PhD (кандидат наук в русской системе научных званий), директор по науке и разработкам компании Radiant Life Technologies
Ради работы над этим проектом наш герой оставил карьеру в фундаментальной науке под эгидой NASA/NSF и присоединился к команде из 16 единомышленников, которые собрались вокруг центральной идеи – предоставить людям возможность помочь самим себе.

СТИЛЬ: Аржан, что представляет собой разработанная вами технология?

АРЖАН СУРАЗАКОВ: Она называется Coherent Multi-Radiances (сокращенно – coMra) — в переводе на русский «гармонизированные мультиизлучения». Эта технология работает на основе уникального синергизма, который появляется при сочетании очень мягких и неразрушительных воздействий инфракрасного лазерного излучения, магнитного поля, ультразвука и цветотерапии. Вы можете поставить наш компактный прибор на часть тела или проекции органов, пораженных какой-либо болезнью или дисфункцией, и немедленно в клетках начинают стимулироваться естественные восстановительные процессы.

Что можно лечить вашим прибором?

Если вкратце, то coMra-терапию можно применять как монотерапию или в сочетании с другими формами медицины практически при всех заболеваниях. Чрезвычайно важно понять, что действие прибора не направлено на силовую коррекцию конкретного симптома или патологического процесса, как это делают, например, в случае блокировки боли, при снятии воспаления, уничтожении инфекции и так далее. Такие узконаправленные способы химического или механического манипулирования характерны для фармакотерапии и хирургии и, разумеется, имеют строго предписанный круг показаний и противопоказаний. При применении coMra-терапии мы имеем дело с фундаментально другим способом взаимодействия с «заболевшей» клеткой. Если описать этот способ с точки зрения биохимии, то лазерное излучение и магнитное поле стимулируют производство универсального топлива всех клеток — молекул аденозинтрифосфата (АТФ). Нейромодуляция цветом задает направление восстановительного процесса. И, наконец, механическая вибрация ультразвуком мягко ускоряет все процессы клеточного метаболизма. Когда клетка получает такую разностороннюю и бережную поддержку, то организм включает те естественные процессы адаптации, саморегуляции и восстановления, которые наиболее адекватны в данной ситуации. Поэтому coMra-терапия может помочь и школьнику, устающему от занятий, и тяжело больному пациенту.

Это сертифицированная методика?

Да. Мы продаем наш прибор с 2011 года, он сертифицирован Минздравом России и имеет знак CE, подтверждающий соответствие нашего продукта директивам Евросоюза. Наш клинический опыт подтвержден практикующими врачами в разных странах мира. Президент Академии интегративной медицины кардиолог Ли Коуден, президент Института светотерапии доктор Ларри Валлис, президент Международного общества лазерной медицины, хирург с мировым именем Леонардо Лонго — это лишь некоторые из наших единомышленников на Западе. На практике в Европе, США, Латинской Америке, Индии, Австралии и Южной Африке мы имеем тысячи клиентов, вылеченных от заболеваний опорно-двигательного аппарата, тяжелых инфекций, заболеваний глаз. Серьезные успехи достигнуты в области неврологической реабилитации пациентов, страдающих ДЦП, травматическими поражениями нервной системы. Многие без лекарств избавились от хронической мигрени. Словом, какую бы область здоровья мы ни брали, я каждый раз поражался, насколько глубок лечебный эффект при таких разных заболеваниях. В России мы представляем нашу технологию очень недавно, но ею уже заинтересовались ведущие медицинские центры. Надеюсь, что отзовутся и научно-исследовательские группы, с которыми мы будем исследовать потенциал coMra-терапии в проблемных областях медицины.

Кому принадлежит идея изобретения этого прибора?

Это бизнес-проект инициативной группы, включающей 16 человек с самыми разными судьбами и из разных стран, но близких по духу и призванию. Мы начали совместную работу на площадке Institute for the Study of Man — Института изучения человека, штаб-квартира которого находится в Кейптауне. Институт существует с 1996 года, я присоединился к группе в 2008 году. Кто я, зачем я родился, что я хочу от этой жизни, что для меня есть путь с сердцем и свободой — в этом поиске мы работали в группе на основе системы знания, представленной Теуном Марезом. В то время я жил в США, работал в университете и занимался фундаментальной наукой по глобальным программам NASA и NSF (аналог РФФИ). Но лишь начав глубокий внутренний поиск в Институте изучения человека, я стал осознавать, что наука и религия, искусство и технология должны расти из чувственного опыта фундаментальной архитектуры жизни, а не из интеллектуальных абстракций и догм. И самое главное, каждая мысль, действие и технология должны быть направлены на эволюцию сознания, улучшение качества жизни и свободу всего живого. На этих принципах и была основана наша компания Radiant Life Technologies и изобретена coMra-терапия.

А как начинался ваш путь в науке?

Все детство и юность я провел в экспедициях в горах Алтая с моим отцом, художником Борисом Суразаковым. Я часто наблюдал за своим отцом, как его воодушевление и эмоции передавались в игре цвета и света его работ: величественные и монументальные или тонкие и шепчущие. Позже, когда я закончил Томский госуниверситет по специальности «география» и одновременно по второй специальности «экологический менеджмент» и потом поступил в аспирантуру в США, я изучал, как цвет на космических снимках передает информацию о здоровье растений, состоянии снега и льда, взаимодействии ландшафта и человека. Позже, в качестве научного сотрудника, в экспедициях я работал по всей Средней Азии: Алтай, Тянь-Шань, Памир, Тибет, а также в южноамериканских Андах и Каскадных горах в США, где я изучал взаимосвязь между рельефом, климатом, экосистемами и экономикой. Но чем больше я изучал взаимосвязанную ткань природы, тем сильнее становилось мое осознание — насколько разрушительна технологическая база нашей цивилизации и насколько назрела необходимость поиска другого подхода в науке. Для меня это был тяжелый внутренний кризис, и тогда я нашел для себя Институт изучения человека.

Какой же подход к науке и технологии вы находите нужным?

Откровенно говоря, наш текущий образ жизни существует на энергии и материалах, добытых в результате разложения и распада всего того, что накопил эволюционный процесс живого на планете. Чтобы «взять от природы» все, что мы пожелали здесь и сейчас, мы ухватились за мощные технологические рычаги манипулирования и контроля процессов жизни — от поворота течения рек до лечения всех и вся антибиотиками. Но грубый, насильственный контроль над жизнью всегда приводит к необходимости контролировать и лавину негативных последствий таких действий. И очень скоро все наши усилия поглощаются борьбой с такими последствиями, и мы теряем весь контроль. Катастрофа Аральского моря, утрата половины плодородного почвенного слоя во всем мире, глобальная эпидемия инфекций, устойчивых к самым сильным антибиотикам, — все это неизбежный результат применения нашего творческого гения в тупиковом русле манипуляции жизнью. Поэтому нам так важно как можно быстрее перейти со всем создаваемым технологическим инструментарием на идеи всеединства и взаимообусловленности, о которых говорили русские космисты Вернадский и Циолковский и многие древние системы знаний о мире. Если мы будем работать вместе с жизнью, а не против нее, то каждое наше усилие будет бесконечно умножаться течением самой жизни. Возьмите, к примеру, наш прибор. Лазерный диод излучает всего лишь одну тысячную долю лучистой энергии обычной лампы накаливания, но это высоко упорядоченная и структурированная форма энергии, которая доставляет живительный импульс клеткам. И мы наблюдаем такие сильные и разные терапевтические эффекты не столько потому, что прибор такой расчудесный сам по себе, а потому, что мы разумно и технологично сотрудничаем с эволюцией, которая миллионы лет совершенствовала храм нашего духа — тело.

С использованием прибора можно отказаться от лекарств?

Да, все наши пользователи со временем снижали, а затем и отказывались практически от всех лекарств даже в тех случаях, когда человек провозглашался полностью зависимым от фармакологических препаратов. А зачем продолжать их принимать, если человек выздоровел? Я уже не говорю о гриппе, ОРВИ, когда достаточно неинвазивного облучения крови и верхних дыхательных путей нашим прибором и болезнь разрешается в считаные дни, да еще и без неприятных симптомов. А если делать профилактические курсы перед сезонными эпидемиями, то болезнь вовсе не подступится.

Но это не вписывается в каноны классической медицины.

Согласен. Но давайте посмотрим на это не как на сотрясение устоев, высеченных в граните, а как на процесс, отражающий растущий уровень нашего знания о здоровье и болезни. С развитием фармакологии, хирургии и других узкоспециализированных областей медицины человек занял роль пассивного объекта тех или иных манипуляций. Разумеется, когда речь идет об экстренной медицине, то такой подход полностью оправдан и необходим. Но нельзя злоупотреблять сложившимся положением вещей и делать человека и его организм постоянно зависимыми от системы медицины с ее докторами, лекарствами и медицинскими устройствами. И я это говорю не только потому, что такая зависимость очень быстро ведет к элементарному выкачиванию денег из населения, но и потому, что лавина негативных побочных эффектов, дороговизна, технологическая сложность и принципиальное противодействие процессу жизни, о котором я говорил ранее, непомерно отягощают систему современного здравоохранения. Такая дорога ведет в никуда. Поэтому нам необходимо помогать и направлять каждого человека на путь самодостаточности в области здоровья. Уже есть технологии, которые помогают лечить человека ответственно, безопасно и эффективно. Именно здесь, на этих принципах, должен быть построен следующий этап развития медицины.

Как тогда можно обозначить направление медицины, к которому принадлежит ваше изобретение?

С концептуальной точки зрения я отношу наше изобретение к энергоинформационной восстановительной медицине. А если с точки зрения истоков самой технологии и строго научного обоснования, то здесь огромна заслуга НИИ космического приборостроения в Москве, где в сотрудничестве с ведущими российскими медицинскими центрами впервые в мире довели технологию магнитнолазерной терапии до внедрения в российской системе здравоохранения более 30 лет назад. В данный момент магнитнолазерная терапия считается одним из направлений физиотерапии и повсеместно используется в муниципальных и частных клиниках, в санаториях и на лечебных курортах. Мы же добавили ультразвук и нейромодуляцию цветом и, самое главное, нашли способ гармонизации всех четырех видов излучения. Именно эта гармонизация и синергичность позволили нам снизить интенсивность индивидуальных излучений и сделать прибор полностью безопасным в использовании, но при этом повысив общую терапевтическую эффективность.

Как применяется ваш прибор?

Это небольшой легкий аппарат с гармоничным дизайном — его удобно и приятно держать в руке. К нему прилагается несколько насадок. В руководстве пользователя написано, как работать с прибором при различных заболеваниях, сведения о которых упорядочены по разделам: хирургия, кардиология, стоматология, гинекология, оториноларингология и так далее. Для каждой процедуры указано положение прибора и настройки, необходимые для лечения.

Вы сами пользуетесь своим изобретением?

Да, конечно. Для меня он стал частью ухода за телом, чем-то вроде зубной щетки. Где бы я ни путешествовал, я всегда беру прибор с собой. Если просто научиться внимательно слушать свое тело, то оно всегда скажет, где ему нужна поддержка. Например, если я чрезмерно устал за день на работе, то перед сном я делаю 10–15-минутную общеукрепляющую процедуру, и организм быстро расслабляется и погружается в восстанавливающий освежающий сон.

Как вы думаете, такой подход к исцелению человека действительно может стать трендом?

Несомненно. СoMra-терапия несет в себе огромный преобразующий потенциал жизни общества. Когда врач предписывает coMra-терапию тяжелобольному человеку, как правило, первоначальное облегчение симптомов наступает после 1–2 сеансов. В процессе применения нашей технологии постепенно можно снижать фармакологическую нагрузку. А если грамотно направить и поддержать пациента, чтобы он мог продолжить лечиться прибором дома, то он уже не пассивный объект, а активный участник собственного излечения! Это имеет огромный психологический эффект, когда внутренняя надежда на здоровье и счастье лежит не на системе, не на госпитале, не на докторе, не на таблетках, а рождается и растет в самом человеке: вот он — расцвет новой цивилизации, к которому мы все должны двигаться. Вернее, уже движемся. Движение началось снизу, с врачей, которые пришли в медицину по зову души и действительно хотят помочь людям помочь себе, — мы хотим дать им инструмент для этого. И теперь у каждого человека появится возможность, наконец, взять ответственность за свое здоровье в свои руки.

О возможных противопоказаниях проконсультируйтесь со специалистом!