rus / ita / en

В архитектуре Новосибирска должно читаться стремление в будущее

10 / 2017     RU / ITA / EN
В архитектуре Новосибирска должно читаться стремление в будущее
Анатолий Павлов директор Группы компаний «Сибмонтажспецстрой»
О том, почему в современном Новосибирске удачный строительный объект скорее исключение, чем правило, кто должен решать, каким будет архитектурный облик города, и какой архитектурный стиль должен стать лицом Новосибирска.

СТИЛЬ: Анатолий Владимирович, чего чаще всего не хватает новосибирским застройщикам, чтобы подарить городу по-настоящему красивое и качественное здание?

АНАТОЛИЙ ПАВЛОВ: Опыта. Я почти 25 лет в профессии, и в активе Группы компаний «Сибмонтажспецстрой» более 50 законченных объектов, но если бы меня сейчас вернули в начало моего трудового пути и сказали: «Вот тебе деньги — проектируй и строй», я бы не смог этого сделать. Прежде чем возглавить собственный строительный бизнес, я прошел все уровни профессионального развития: мастер на стройке, прораб, начальник участка, главный инженер, наемный директор в строительной компании — и на каждом этапе приобретал новые знания и навыки, необходимые для того, чтобы построить красивый и комфортный дом, который станет действительно нужным приобретением для города и будет радовать его жителей долгие годы. Я до сих пор сам езжу по стройкам и, дожив почти до 50 лет, стараюсь не покупать себе дорогие ботинки, потому что знаю, что могу зацепиться за арматуру или влезть в бетон, потому что стройка — это не только бизнес, но и работа в котлованах, холод, шум, грязь. Это все надо прожить, прочувствовать на себе. А сегодня в строительство стремятся люди, которые раньше никогда этим не занимались, и им почему-то кажется, что если они начнут строить, то будут делать это хорошо. Причем это касается не только строительства: работа не по профессии — повальное увлечение по всей нашей стране. Министр атомной энергетики может с трудом разбираться в ядерной физике, министр сельского хозяйства — не знать, как растет пшеница, а дома строят люди, которые приобретают опыт в строительном бизнесе прямо по ходу работы, так что зачастую это превращается в настоящий эксперимент над инвесторами и будущими жильцами.

Но ведь вам тоже наверняка приходится иметь дело с такими девелоперами?

Я все-таки стараюсь выбирать партнеров, которые если и не имеют строительного образования, то приглашают в свою команду профессионалов. Например, новосибирский девелопер Владислав Крючков, вместе с которым мы построили большое количество жилых комплексов, по специальности железнодорожник, но он уже больше 10 лет в строительном бизнесе, всегда прислушивается к специалистам и старается вникнуть во все детали. Да я и сам, работая с заказчиками, всегда настаиваю на своем профессиональном мнении, потому что уже много лет занимаюсь своим делом и знаю, из какого кирпича нужно строить, сколько должно быть квартир на этаже и у кого заказать лифтовые кабины. И это не просто мое видение, а комплекс факторов, которые являются конкурентными преимуществами объекта, ведь сегодня потенциальные покупатели предъявляют высокие требования и к качеству жилья, и к его дизайну, и к техническому оснащению.  Непрофессиональный подход к решению этих вопросов превращает строительную компанию в аутсайдера строительного рынка, чьи дома пополняют ряды бесперспективных проектов, ежегодно появляющихся на карте Новосибирска.

Многие, кто начинал развивать строительство в Новосибирске 20–25 лет назад, имели и строительное образование, и серьезный управленческий опыт, но не всем удалось удержать результаты, достигнутые на пике развития отрасли. Почему?

Я думаю, что некоторые крупные строительные компании просто перешагнули границу управляемости. На мой взгляд, те темпы строительства, которыми развивались такие гиганты, как, например, холдинг ПТК-30, переживающий сегодня тяжелые времена, привели к тому, что экономика строительства просто вышла из-под контроля: в какой-то момент руководству стало казаться, что денег хватит на все. Между тем нужно постоянно считать расходную и доходную часть каждого объекта, понимая, какую прибыль он принесет и хватит ли средств, чтобы параллельно вести другие проекты.

А как вы определяете границу управляемости для своей компании?

Лично у меня это ощущение появляется, когда мне приходится выходить на работу не только в субботу, но и в воскресенье. Обычно мой рабочий день длится минимум 12,5 часов. Исключение составляет суббота, когда я работаю не до девяти часов вечера, а до шести. И если возникает необходимость выходить на работу в воскресенье, то это уже предел, потому что восьмого дня в неделе нет и дальше увеличивать производительность уже некуда. В эти моменты я стараюсь немного понизить объемы работ, чтобы не утонуть в текучке и не потерять контроля над всеми происходящими событиями. Вместе с тем, нужно учитывать, что в нашей компании заняты более тысячи сотрудников и всех их нужно обеспечить работой, поэтому нужно всегда иметь задел на будущее, и пока одни специалисты занимаются отделкой и благоустройством территории на одном объекте, другие уже осваивают следующую площадку.

Хорошо, другой пример — компания «КМС», которая с невероятной скоростью застраивает центр и его окрестности 25‑ и 27‑этажными зданиями. В чем секрет ее успеха?

Глава компании Виктор Петрович Плахотников — очень грамотный и очень умный человек, профессиональный строитель, который много лет работал на подрядах и как раз умеет хорошо считать деньги. Да, он строит однообразные здания, и я не настолько близко с ним знаком, чтобы спросить, почему он так мало внимания уделяет дизайну. Но он берет топологией, следуя принципу «В центре всегда покупали и будут покупать» — и эта стратегия оказалась для него успешной.

Вы описали очень разные подходы к строительству, и следствием этого являются очень разные по этажности, стилю и качеству исполнения проекты. Кто, по-вашему, должен следить за тем, чтобы все это складывалось в некий гармоничный облик Новосибирска?

На мой взгляд, главный архитектор города должен согласовывать любой объект, возводимый на территории Новосибирска, с тем чтобы новое здание вписывалось в общий ансамбль. Ведь даже очень красивый дом, не гармонирующий с пейзажем, вызывает определенный диссонанс в восприятии окружающей действительности. Нельзя, например, рядом со зданием сталинской эпохи построить объект в стиле хай-тек, и если такая перспектива появляется, то главный архитектор должен найти такие механизмы, которые заставили бы девелопера изменить внешний облик здания. Меня как застройщика такой порядок вещей устроил бы. Потому что если мы и дальше продолжим застраивать город хаотично, то неадекватных соседств будет все больше. Например, построенный силами нашей организации жилой комплекс «Монблан», несмотря на интересный дизайн, совершенно не вписывается в окружающий ансамбль. Другой пример — проект «Флотилия», сделанный талантливым архитектором Марией Фефеловой. Он мне очень нравится, но он ведь тоже существует сам по себе, абсолютно не сочетаясь с соседними зданиями.

А может быть, обсуждать новые крупные проекты с жителями Новосибирска?

Я сейчас скажу крамольную вещь, но, на мой взгляд, общественность вообще не нужно допускать к решению этих вопросов, иначе это превращается в своего рода заигрывание власти с народом. Показательной в этом смысле была история с третьим мостом — как долго решался вопрос о расселении, даже до судов с мэрией дошло. А государственный подход должен быть таким: если городу нужен мост, то жителей нужно расселить в кратчайшие сроки. Или вся эта история с застройкой «Богдашки». С точки зрения закона, директор «СД Альфа Капитал» Сергей Дородных поступил честно: купил земельный участок и должен был начать на нем работать. Если судьба участка еще не была ясна, то надо было его и не продавать. А так — выдали разрешение, потом приостановили его действие и два года трепали человеку нервы. И все это «благодаря» общественникам. Конечно, к мнению жителей нужно прислушиваться, но окончательное решение всегда должно быть в руках специалистов. Назначили главного архитектора — пусть он отвечает за внешний облик города. Тогда у нас постепенно будет выстроена система, в которой всегда есть человек, ответственный за стратегию застройки города.

Каким бы вы сами видели архитектурный облик Новосибирска?

Снова скажу крамольную вещь, но я считаю, что в нашем городе, которому немногим более ста лет, нет памятников архитектуры. Сейчас этот статус автоматически приобретает чуть ли ни любое старинное здание, и если так пойдет, то скоро современные двадцатипятиэтажки тоже станут памятниками архитектуры. Будь моя воля, я бы снес все ветхие дома и построил бы новые современные здания. Я не склонен к хайтеку, но в архитектуре Новосибирска явно должно читаться стремление в будущее. Пусть сочетание европейского стиля XIV–XVI веков и сталинской архитектуры останется только в центре: классическая парадигма здесь уже сложилась и здания с футуристическим дизайном явно не будут гармонировать с ней. Но вместе с тем Новосибирск как город, не зависящий от наличия природных ископаемых и являющийся торгово‑промышленным центром, будет беспрестанно развиваться. Здесь всегда будут запускаться новые производства, торговля будет процветать, а значит, сюда постоянно будут стремиться люди из соседних городов. Я уверен, что рано или поздно начнет активно строиться метро, и это значит, что районы, которые сегодня считаются окраиной, будут расти. Именно эти территории сегодня должен в первую очередь охватывать генплан, именно там должны строиться новые дороги, поликлиники и школы. И конечно, новые современные здания. Возможно, такие, как здание Технопарка, который наша компания построила в Академгородке в 2012 году, задав стиль этого инновационного кластера. А возможно, появится какой-то новый стиль. Но, как бы то ни было, я считаю, что именно смелые, необычные, современные объекты должны в будущем определить лицо нашего города.