rus / ita

Страна должна быть в моде

8 / 2016 RUS / ITA
Страна должна быть в моде
Александр Васильев историк моды, телеведущий, декоратор интерьеров, коллекционер, автор популярных книг и статей
Почему российская мода не готова выходить на мировой уровень, какие изменения в fashion-индустрии ожидают нас в ближайшие несколько лет и как российские женщины ловят мужчин на живца, рассказал Александр Васильев.

СТИЛЬ: Александр, вы всегда говорите, что у российской модной индустрии есть перспективы, но они возможны исключительно внутри страны. Как нам выйти на мировой уровень?

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ: Никак, это невозможно. Для того чтобы модой страны заинтересовались, страна должна быть в моде. Это подразумевает открытые границы, в первую очередь безвизовый въезд, а Россия — это закрытая страна, которая находится за мини-железным занавесом. Мода Италии, Франции, Англии, Бельгии и даже Грузии, которая сегодня на высоте, импонирует тем, что туда свободно и спокойно можно при-ехать, все узнать, посмотреть, потрогать. И там модники и модницы не стесняются продукции местных дизайнеров и с удовольствием носят их наряды на себе. В нашей стране очень много талантливых модельеров, но россияне в большинстве случаев не любят ходить в одежде российского производства, им хочется носить западную альтернативу. Большинство россиян, утверждая, что они патриоты своего государства, продолжают надевать американские джинсы, пить заграничные напитки и слушать зарубежную музыку. Их внешний патриотизм выражается только на словах. В России вы не найдете женщину в сарафане и кокошнике, а мужчину в косоворотке. Безусловно, в гардеробе местных жителей есть элементы русского костюма: оренбургский пуховый платок, валенки, шапка-ушанка, ватник, но встречаются они довольно редко.

Вы считаете, что вкус наших женщин очень близок с выражением сексуальности…

Да, это все от того, что мужчин не хватает. Данность такова, что количество женщин в России составляет 54%, а мужчин 46%, и примерно одинаковое количество представителей каждого пола можно обнаружить только лет в двадцать. А потом, после 35 лет мужчины начинают потихоньку вымирать — стресс, алкоголизм, несчастные случаи, военные действия… Что бы мы ни говорили, но мы все время в войне — Донецк, Чечня, Афганистан, Великая Отечественная война. Женщины, безусловно, тоже погибают в таких случаях, но численность уходящих мужчин в разы выше. В результате, пока девушка молодая, она может найти себе поклонников и даже имеет возможность их «расшвыривать», потому что есть выбор. После 35 лет мужчин становится все меньше и меньше, а женщины не теряют своей фертильности: они еще в 45 лет хотят жить полноценной жизнью. А вокруг один суррогат — приходяще-уходящие мужчины, либо имеющие вторую семью, либо грузчики и дальнобойщики. Я не хочу критиковать устройство общества — это данность, так происходит по всей стране. Поэтому женщина одевается нарочито вульгарно, зная, что мужчину надо подцепить на живца — она хочет подчеркнуть свою внешность ярким макияжем, наготой, каблуками. Это не плохо. Но, например, в Европе этого совершенно нет, поэтому европейские мужчины так падки на наших русских дам. Если говорить с психологической точки зрения, у многих российских женщин есть синдром виктимности: они хотят зависеть от мужчины. Они говорят: «Я хочу на всю жизнь, на века, за каменной стеной…» – а кому нужна такая каменная стена? Если часто это побои, пьянство, ревность.

Вы не считаете, что зачастую женщины сами виноваты в таком поведении мужчин?

Да, но нельзя винить женщину или мужчину, потому что оба хороши. Все потому, что женщины, как правило, не разговаривают со своими мужчинами, а только лишь восклицают: «Ну ты что, не понимаешь?!» И мужчины отвечают им подобным образом. Есть русский язык – возьмите и объясните детально, что вы хотите, чтобы они поняли. Надо просто сесть и спокойно все обсудить.

А что мешает это сделать?

Чрезмерное желание сексуальности.

Чтобы сесть и поговорить?

Да, потому что они могут только лечь. Очень многие пары считают, что их межличностные вопросы решаются в кровати, а на самом деле проблему можно таким образом только отсрочить.

Давайте поговорим о моде. В Израильском институте технологий и моды создают одежду, которая может менять цвет в зависимости от настроения человека, — это может стать будущим модной индустрии?

Это замечательно, но единственное: такие направления не смогут сильно развиваться. В ближайшее время мы будем полностью захвачены волной исламской моды. Потому что мусульманские мужчины очень нравятся русским женщинам, ведь они говорят: «Сиди дома, не гуляй, не работай», а она и рада. Такие мужчины хотят много детей, и они не пьют. В Европе количество беженцев из исламских стран, а в основном это мужчины, очень велико — в конце концов они все породнятся с европейскими женщинами и будут вынуждены подчинить их своим законам. Сегодня такая тенденция уже прослеживается в Стамбуле, который раньше был очень европейским городом, а сейчас, когда я был там, то поразился количеством туристок из арабского мира, в основном из Саудовской Аравии, ОАЭ, Ирана, Ирака. Я впервые увидел там туристов из ИГИЛа — мы знаем, что это запрещенная в России террористическая организация, а я познакомился с женщинами и мужчинами, приехавшими в Стамбул на шопинг! В общем, к сожалению, европейская мода клонится к закату, российская еще не успела расцвести, а мусульманская наступает — это наше будущее. Волна европейской моды сходит потому, что женщина оголила всё, — момент демонстрации обнаженного тела дошел до предела, а радикальное одевание — это ислам. Паранджа со временем тоже будет трансформироваться. Помните закат Римской империи? Так вот, сейчас мы переживаем закат Европы, а заката России еще не видно — пока что это целостное, в военном плане сильное государство. И, кстати, идея раздробления России на отдельные государства витает в воздухе, а между тем количество рабочих из Средней Азии с каждым днем только увеличивается. Узбеки, таджики, туркмены строят дома и дороги — все они приезжают без жен, но они ведь постараются как-то остаться здесь. Франция тоже в 50 е годы приняла рабочих: алжирцев, марокканцев, буянить они стали не сразу, а только через тридцать лет. Поэтому я предвижу подобные драмы в России лет через двадцать–тридцать — не сейчас, но они придут, потому что эти люди почувствуют себя хозяевами жизни. Это сейчас у них нет денег, а потом они разбогатеют — обзаведутся семьями, квартирами, домами, паспортами.

Сейчас уже ничего не изменить — процесс запущен?

Да. В русском языке есть прекрасное выражение «не парься». Пусть они всё сделают, зачем париться? Русский народ ленив и любит, чтобы было все «по щучьему велению». «Щас все будет» — вот это качество есть почти в каждом русском человеке, а еще: «Все будет хорошо». Я тоже оптимист и верю, что все будет хорошо, но для этого нужно много трудиться, а не лежать на печи.

То есть, нам так удобно?

Конечно, нам удобно, чтобы работали другие. Ведь дело в том, что страны Средней Азии довольно небогатые: их национальная валюта гораздо ниже рубля, и, соответственно, за те зарплаты, которые им предлагают в России, они готовы делать то, за что русский не возьмется. У них немного иная система ценностей. Мы же всегда хотим жить как самые богатые европейцы: чтобы было два автомобиля в семье, евроремонт, отдых заграницей, красивые шубы и бриллианты. Почему, когда приезжаешь в Европу, в каждой гостинице или кафе подрабатывают украинцы? Они не видят себя элитным народом, а мы видим, поэтому половина нации безработные: гордости очень много. Женщины говорят: «Да что вы, я, такая красавица, сюда приехала, чтобы посуду мыть?». В России девочек воспитывают как принцесс, но ни одного мальчика не воспитывают принцем. Девушка вырастает, и у нее драма: где искать принца? И она, принимая за принца какого-нибудь хулигана, выходит замуж — в результате развод в первый год брака и материнство без отца. А дальше трудности второго брака… И уже потом эта женщина начинает воспитывать свою дочь иначе: «Ты сначала получи от мужчины машину, квартиру и шубу, а потом уже ложись с ним в кровать!» Это жуткая система, но изменить ее невозможно — это наша данность, и ее нужно принять.